18+
Газета СК - на главную

Тайны улицы Покровской

Почувствовать себя туристом в городе, в котором прожил всю жизнь, такую непривычную пока ситуацию предлагают жителям Ульяновска сотрудники музея-заповедника «Родина Ленина». Одна за другой созданы уже три пешеходные экскурсии по исторической части города – «Мистическая прогулка с Августом Шодэ», «Тропа Ильича» и «Тайны Покровской улицы».

Неспешно прогуливаясь по знакомым с детства местам, можно узнать много интересных историй, память о которых хранят дома, знаки и символы на них. Обратить внимание, расшифровать их значение, напомнить забытое помогает экскурсовод. На этой неделе научный сотрудник заповедника Светлана Борисова провела первую группу «туристов» по улицам Льва Толстого, Архитектора Ливчака и по некрополю уже давно не существующего Покровского монастыря.

Нам обещали полуторачасовую прогулку, но на самом деле экскурсия продолжалась почти два с половиной часа. В этом отчасти были виноваты мы, то и дело задававшие вопросы – к чести нашего гида, она ответила на все без исключения. А повествование было настолько увлекательным, что время пролетело незаметно. Рассказ охватил и пору основания Симбирска, и рубеж XIX-XX веков, когда были построены сохранившиеся до наших дней старинные здания, и дни губительного пожара 1864 года – временные «скачки» помогали совершить дома, сменяющие друг друга, начиная с Главпочтамта и до Дома-ателье Ливчака.

За время прогулки не раз всплывала тема смерти – возможно, из-за того, что улица Льва Толстого (до 1918 года – Покровская, а еще раньше – Свияжская) начинается от монастырского кладбища, частично восстановленного в парке имени Ильи Ульянова. Не секрет, что на территории усадьбы Сачковых, где сейчас размещается епархия, до сих пор находят человеческие кости и тела людей. В 1930 году во дворе этого красивого дома, построенного по проекту симбирского архитектора Августа Шодэ, была сооружена тюрьма, а в самом доме размещался КГБ. Вероятно, ее узников хоронили там же, не утруждаясь перевозкой тел на кладбище. Интересно, что в подвал этой тюрьмы вел один из подземных ходов зна-менитых «володарских» домов. Второй проход соединял их со зданием горкома партии – в нем сейчас размещается один из филиалов УлГУ. Третий для чего-то спускался к Свияге.

Стоя напротив УлГУ, мы увлеклись поиском символов и персонажей русских сказок. Проходя мимо этого красивого дома – творения другого симбирского архитектора, Федора Ливчака, – мы обычно не видим ни богатырей, ни вещих птиц гаюн, ни мухоморов и блюд на фасаде здания. А ведь автор так старался построить современный терем для Дворянского земельного и Крестьянского поземельного банков (первое предназначение постройки), что и мебель для него создавалась по его чертежам – массивная, крепкая, как из русского терема. Еще больше Федор Осипович расстарался при проектировании собственного дома, более известного как Дом актера, в котором полтора года назад открылся музей «Домателье Ливчака». Его украшают павлины, петухи, красивое мозаичное панно, оригинальные окна.

Наш гид Светлана обратила внимание на барельеф над входной дверью: изображена богородская игрушка – мужик и медведь бьют молотами, но не по наковальне, а по станку для производства пустотелых бетонных блоков, который изобрел сам Ливчак. Этот же знак – авторская подпись архитектора – установлен и на здании школы огнестойкого строительства на современной улице Кирова. В нем теперь располагается туберкулезный диспансер.

В это сложно поверить, но в Симбирске, словно в Англии или Испании времен разгула инквизиции, тоже сжигали людей. Трагическую историю о симбирском целителе Светлана рассказала в связи с тем, что чуть ниже Главпочтамта стоит здание одной из первых аптек в Симбирске – и хотя в доме № 60 по улице Льва Толстого с тех пор размещались изба-читальня, публичная библиотека, кинозал и другие организации, в народе сохранился топоним «старая аптека». В первой половине XVIII века жил в Симбирске Яков Яров, который собирал травы и коренья, варил снадобья и лечил горожан от разной хвори. Его жена Варвара была недовольна тем, что муж часами пропадает в каморке, в которую доступ для нее был строго запрещен. Она не придумала ничего лучшего, чем написать на Якова донос, в котором сообщила, что тот нательного креста не носит, молитв не читает, в церковь не ходит, супружеских обязанностей не исполняет и богохульством занимается. Жандармы устроили обыск и нашли в каморке Ярова кости, книги «сомнительного содержания», в том числе в коробе с мукой – книгу с изображением человеческих внутренностей.

Свидетели, как один, сообщали о том, что Яков им действительно помог своими снадобьями, но эти показания ему не помогли. Целителя посадили на четыре года в тюрьму, а оттуда в 1736 году он отправился прямиком на костер.

«Нехороший угол», – предупреждает Светлана, когда мы переходим дорогу к ГПИ-10. Оказывается, здесь стоял деревянный дом, который симбиряне обходили стороной – случались в нем и убийства, и самоубийства. Ничего подобного не известно о здании музея «Архитектура эпохи модерна» (улица Льва Толстого, 43), но сотрудники говорят, что, когда они работают в подвальных помещениях, сверху доносятся стоны «привидений».

Знаете ли вы, почему на здании Мариинской гимназии со стороны улицы Льва Толстого написано «Елисаветинский пансион» и на каком доме можно в сплетении чугунных прутьев увидеть монограмму княжны Евгении Ухтомской? А в каком доме размещалась публичная прачечная и чем симбиряне заменяли дорогое мыло? Что делали на улице Покровской волки? Почему сквер имени Ивана Яковлева называют «колючим»? Почему речь о Баратаеве заходит вдали от Баратаевки? На эти и множество других вопросов ответы можно узнать на прогулке в компании гида.

Дата публикации: 15-08-2015 Автор: Анна Школьная

7.57MB | MySQL:36 | 0.607sec