18+
Газета СК - на главную

Защищают, но не тех

Заместитель министра по жилищно-коммунальному комплексу области Сергей Носков убеждает ульяновцев, что повышение тарифов является благом, путая при этом волчьи ягоды с малиной

Совсем не удивительно, что решению Госдумы о включении платы за ОДН в строку «ремонт и содержание жилья» и ограничении размера этой платы нормативом не обрадовались ульяновские поставщики ресурсов и управляющие компании, для которых ОДН стали источником доходов из воздуха. Удивительно другое: это решение расстроило и представителей местной власти.

О плаче коллективной чиновной Ярославны мы упоминали, когда сообщали о тех поправках в Жилищный кодекс, которыми с апреля 2016 года меняется схема расчетов за услуги на ОДН. Главное в поправках, на мой взгляд, это норматив на ОДН – независимо от формы управления жилым домом, что, вероятно, и вызвало жуткое недовольство представителей ульяновских властей. Высказали они его в середине июля на «круглом столе» в комитете ЖКХ Законодательного Собрания.

Ведущий «стола» заявил, что они долго боролись против этих изменений в Жилищный кодекс, но не помогло. И включение ОДН в строку «содержание» лишает жильцов теперь стимула экономить коммунальные ресурсы, добавил зам. министра ЖКК области Сергей Носков.

Потрясающе! Это как же надо вывернуть все наизнанку, чтобы такое утверждать! Собственно ОДН были введены под давлением лоббистов монополий. После крупных скандалов с ними правительство попыталось исправить наиболее зияющие ляпы в этом новшестве и ввело на ОДН нормативы. Ввело как стимул к экономии, но не со стороны жильцов, а со стороны управляющих компаний, по чьей вине и происходят все основные потери ресурсов. Там, где они есть. Но я думаю, что, за исключением озер в подвалах, в чем уж точно повинны не жильцы, никаких других потерь не бывает. Бывают же махинации с общедомовыми приборами учета, доступ к которым есть только у поставщиков и управленцев.

Против этих поправок в Жилищный кодекс бились не одни ульяновские радетели интересов монополий, но и сами монополии, и мы цитировали слова главы думского комитета по ЖКХ и жилищной политике Галины Хованской в их адрес. Я понимаю, сказала она, что вы хотите получить 100 процентов, но их в природе не бывает. Бывает, Галина Петровна. В Ульяновске они получают не 100 процентов, а все 150, и хотели бы получать 200, 300 и далее без конца.

Замечание Сергея Носкова по ОДН – не единственный из перлов, выданных им в последние недели. Высказался он и по поводу произведенного с июля очередного повышения тарифов. «Повышение тарифов… это вложение в надежность ЖКХ», – цитирует Носкова одна из городских газет. Сергей Леонидович, а может, это миллионные в месяц зарплаты директора филиала ВоТГК, ныне перекрасившейся в некую «Т плюс», Валентина Трубчанина и гендиректора «Ульяновскэнерго» Максима Гейко? Десятки миллиардов прибыли той же ВоТГК? Масштабное коммунальное воровство и сотни миллиардов рублей, выведенных по стране в иностранные оффшоры? Это не я говорю, об этом совсем недавно говорили президент России Владимир Путин и премьер Дмитрий Медведев. Говорили публично.

Ульяновцев Носков утешает тем, что тарифы хоть и выросли, но плату за жилье можно все-таки контролировать. Экономя, например, ресурсы. «Даже элементарная установка счетчика в квартире, который сам по себе ничего не экономит, на самом деле дает такой эффект, – делает открытие Сергей Носков и продолжает: – Факт: благодаря индивидуальным приборам учета холодной и горячей воды в Ульяновске потребление ресурсов значительно сократилось и составляет в среднем по городу: ХВС – 3,6 куб.м на человека в месяц и ГВС – 2 куб.м на человека в месяц».

Дескать, установив счетчики, люди невольно стали воду экономить и ее потребление сократилось. Да нет, Сергей Леонидович! Потребление воды осталось примерно тем же, что и было. Знаю массу людей, которые, оприборив свои квартиры, как воду расходовали, так и расходуют. А произошло то, что с установкой индивидуальных приборов учета потребление воды просто более-менее точно подсчитали, и оказалось, что уходит ее куда меньше, чем думали и чем оплачивали по нормативу. И эти Ваши 3,6 и 2 куба на человека – объемы по-прежнему завышенные, поскольку часть горожан продолжает жить без счетчиков. Они и дают Вам 3,6 и 2 в среднем по городу, на деле же холодной воды расходуется не больше двух кубов на человека в месяц, а горячей – в пределах одного-полутора кубов. Столкнувшись в этом пункте с падением доходов, монополии и пытаются как раз наверстать недоборы через повышение тарифов и накрутку на ОДН. Эти их аппетиты и урезает своими поправками Госдума.

А вообще рассуждения Носкова как-то разительно смахивают на дилетантские домыслы. Процитирую упомянутый выше текст дальше. «Хочу вам напомнить, – говорит Сергей Носков, – что десять лет назад, в 20042005 годах, теплоснабжение в Ульяновске не отличалось высокой надежностью и качеством – люди буквально замерзали в своих квартирах. Зимой спать ложились, обкладываясь бутылками с горячей водой, летом подолгу сидели без горячей воды. Сегодня ситуация другая. Услуга стала качественной, но стала дорого стоить – это закономерность».

Чушь! Закономерностью тут является лишь мотив действий тепловиков тогда и сейчас.

Мотив этот – алчность. Тогда приборов учета не было и за отопление платили по нормативу, так что поставщик мог не париться: как бы он людей ни морозил, получит все сполна и еще с прибылью. Сегодня ситуация другая, если вторить уважаемому замминистра.

Почти на все дома навешали счетчики тепла, оказавшиеся весьма удобным инструментом для выкачки из населения денег. Если подавать теплоноситель сильно перегретым, счетчики слетают с катушек и накручивают миллионы и миллионы. Чем вовсю и пользуются тепловики, буквально жаря жильцов в их квартирах. Но жарят-то они, Сергей Леонидович, в нарушение всех законов и стандартов, что Вы, как профильный чиновник, и призваны, вероятно, пресекать, и чего Вы явно не делаете.

Теперь мораль. Полномочия и Сергея Носкова, как замминистра ЖКК, и депутатов, городских и областных, в сфере жилищных отношений регламентированы Жилищным кодексом Российской Федерации. Все его статьи можно перечитать вдоль и поперек, но найти в них обязанность представителей власти быть адвокатами или агентами монополий не удастся. В Кодексе за ними закреплены совсем другие обязанности. Они, в частности, «обеспечивают защиту прав и законных интересов граждан, приобретающих жилые помещения и пользующихся ими на законных основаниях, потребителей коммунальных услуг, а также услуг, касающихся обслуживания жилищного фонда» (п.5 ст.2 ЖК РФ). То же, чем занимаются они, другие, позлее нас, назвали бы, вероятно, коррупцией, но мы ограничимся многоточием…

Дата публикации: 01-08-2015 Автор: Юрий Кашинский

7.6MB | MySQL:36 | 0.618sec