18+
Газета СК - на главную

Собственность вне закона?

Точка зрения

В эти дни у «проблемного» навеса вовсю идут благоустроительные работы: устанавливается чугунная
ограда с освещением, завезена земля для клумб и деревьев.В начале следующей недели посадят растения.
Работы осуществляются по инициативе предпринимателя Алексея Рыжевского.

В отношении малого и среднего бизнеса в Ульяновске происходит следующее. С одной стороны, губернатор Сергей Морозов говорит о поддержке предпринимательства, называя его «священной коровой». И это подтверждают сами предприниматели: в случаях, когда губернатор подключается к проблемному вопросу, он решается в пользу бизнеса. С другой стороны, представители той же власти как областной, так и городской словно живут в некой параллельной вселенной, в которой позволяют себе руководствоваться совсем иными принципами. Например, региональное министерство искусства в свое время подготовило Постановление правительства №256, по которому властью был, образно говоря, приватизирован центр города. Теперь узкий круг чиновников решает, кому и что именно позволять в нем делать.

Причем специалисты УФРС региона до сих пор не внесли в реестр пункт о связанных с постановлением ограничениях. Вероятно, из-за несоответствия этого документа федеральному законодательству.

Представители власти позволяют себе совершать незаконные действия вроде внеплановой проверки, не разрешенной прокуратурой, а заключение проверки предоставить в суд, причем суд этот документ принимает и выносит решение не в пользу предпринимателя.

По итогам такой проверки, инициированной департаментом по культурному наследию в марте 2015 года, департамент обратился с исками в два суда: Ленинский районный суд иск принял, а областной арбитражный вернул, указав директору департамента Шарпудину Хаутиеву на то, что иск должен был быть подписан министром искусства, а не им.

Наконец, дело, о котором речь пойдет ниже, обернулось тем, что городская власть вознамерилась отобрать у предпринимателя землю и постройку, которыми он владеет на законных основаниях.

Напомним, речь идет о конфликте некоего общественника Андрея Мокровского, судившегося с предпринимателем Алексеем Рыжевским, деятельность которого будто бы мешает жителям города посещать храм Трех Святителей на улице Гончарова и угрожает их жизни. Бизнесмен собственник земельного участка и пристроя к дому №30 по улице Гончарова. Храм Трех Святителей стоит рядом, по адресу: улица Гончарова, 30а. В начале года предприниматель начал возводить навес вплотную к пристрою, на что прихожане отреагировали очень бурно и потребовали снести постройку. Суд первой инстанции Рыжевский проиграл, но он и его адвокат Альбина Алферова продолжают борьбу в судах, так как считают основания для сноса незаконными. Об этом «СК» подробно писал в статье «Споткнулись о навес» («СК» №44 от 25 апреля 2015 года), а позже мы опубликовали письмо предпринимателей, отправленное в Минкульт РФ и генеральному прокурору Юрию Чайке по вопросу избирательного и несправедливого отношения к ним со стороны местной власти (статья «Ульяновские бизнесмены отстаивают свои права», «СК» от 23 мая 2015 года, №52).

И вот очередной суд. 25 мая в областном арбитражном суде рассматривалось дело по иску горадминистрации к Рыжевскому. Отметим, что судья Елена Черланова еще на предварительном слушании обратила внимание на то, что исковое заявление составлено с нарушением требований арбитражного процессуального законодательства. К иску не прилагался целый ряд документов, в том числе те, которые являлись бы обоснованием требований. Очевидно, что он составлялся в спешке и довольно небрежно. Не случайно суд уже в самом начале указал представителю истца на целый ряд недостатков в формулировках и нелогичном составлении документов. Поэтому рассмотрение дела было приостановлено на время, пока юристы исправляли свои ошибки.

В итоге требования горадминистрации сводятся к следующему: признать отсутствующим, а попросту говоря лишить Рыжевского права собственности на пристройку к зданию для размещения магазина промышленных товаров, детского кафе и газовой котельной, расположенной по адресу: улица Гончарова, 30.1, и земельный участок под ней.

В связи с этим администрация города просит обязать Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ульяновской области исключить из Единого государственного реестра прав запись о государственной регистрации этих прав собственности. Для того, чтобы добиться желаемого, горадминистрация заявила о незаконности собственных действий, связанных с разрешительной документацией и продажей земли Рыжевскому. Эти действия, связанные с выдачей более десятка разрешений и согласований, производились городской властью в течение десяти лет!

Очевидно, понимая безосновательность своих действий, городская власть решила прикрыться решением суда, который, как, видимо, рассчитывали чиновники, будет на их стороне. Доходило до нелепостей, в этом плане показателен отрывок из диалога судьи и представителя горадминистрации Татьяны Бошковой.

Вы указываете одного ответчика Рыжевского, а требования предъявляете к Управлению Росреестра, уточнила судья Черланова.

Может, Управление Росреестра тоже указать в списке ответчиков, или, по-вашему, сам Рыжевский должен исключить из реестра прав запись о собственном праве?

Оставим исковые требования без изменений, заявила Бошкова.

Спрашивается, на каком основании можно попытаться лишить собственника его прав? Ради такого дела горадминистрация пошла на признание незаконности своих действий в прошлом. Бошкова заявила, что дом №30 по улице Гончарова является памятником архитектуры, объектом культурного наследия регионального значения и находится в охранной зоне федерального значения, а потому предоставление земельного участка, разрешение на строительство и регистрация права собственности на него и пристройку должны были осуществляться по согласованию с министерством искусства Ульяновской области. Администрация города согласование не получила, а специалисты Управления Росреестра этот момент не проверили.

Любопытно, что история вокруг этого участка началась еще в 2001 году. Аренда, строительство и получение права собственности все действия Рыжевского велись открыто. Им лично и его контрагентом ООО «Стройзаказчик», который работал по договору, были получены все необходимые документы.

Представляя документы, подтверждающие законность действий Рыжевского, адвокат Алферова в числе прочих указала на очень важный документ. Бошкова по молодости лет могла не знать, но большинство старожилов, а особенно тех, кто когда-либо затевал строительные работы в черте исторической части города, прекрасно помнят, что бывший директор Музея-заповедника «Родина Ленина» Александр Зубов, преждевременно ушедший из жизни несколько лет назад, боролся за каждый дом, каждый уголок старого Симбирска.

Он имел на то все основания именно на заповедник, а вовсе не на областное управление культуры (и тем более не на министерство искусства и культурной политики Ульяновской области, которого в 2001 году еще не существовало) была возложена эта миссия. Тот важный документ, о котором зашла речь на суде протокол заседания от 30 октября 2001 года, на котором присутствовали и сам Зубов, и краевед, директор института «Спецпроектреставрация» Юрий Козлов, и главный архитектор заповедника Светлана Касаткина, а также ряд других специалистов, обсуждали важность будущих строительных работ. Эксперты отметили, что в проекте предусмотрена дренажная система, которая избавит подвал исторического здания, дома №30 по улице Гончарова, от регулярных подтоплений, а ремонт фасада значительно улучшит внешний вид старинного здания.

Алферова повторила один из главных аргументов в защиту Рыжевского: нет оснований считать правовой статус принадлежащего ему участка особым, так как охранные зоны федерального значения, в которых якобы находится дом №30 по улице Гончарова, не утверждены Министерством культуры Российской Федерации. В нарушение Федерального закона №73 об объектах культурного наследия эти границы обозначены постановлением правительства Ульяновской области. А Рыжевский за все 15 лет, в течение которых он владел участком сначала на правах аренды, а с 2012 года на правах собственности, ни разу не получал уведомлений о каких-либо ограничениях на этой земле.

Опровергнуто утверждение представителей горадминистрации о том, что и строительство велось без разрешения, которое было получено лишь впоследствии. Любопытный факт всплыл уже по завершении суда: до 2005 года горадминистрация вовсе не выдавала разрешений на строительство, так как эту работу выполнял городской архитектурностроительный надзор. Причем для здания площадью менее 2000 квадратных метров, как в случае с Рыжевским, разрешения не требовались достаточно было положительного заключения экспертизы.

Есть в этом деле и один деликатный момент. В процессе строительства пристройки обрушилась часть здания, в которой располагался туалет. Тогда Рыжевский выделил под него часть собственной пристройки: им пользуются все 14 собственников помещений дома №30, их арендаторы и сотрудники. С декабря 2014 года туалет перешел в собственность другого предпринимателя, который оформил со всеми остальными договор о совместном пользовании помещением. Таким образом, становится непонятной судьба этой части пристройки ее владельца также лишат права собственности, а всех пользователей здания оставят без туалета? Бошкова была явно озадачена вопросом и промолчала.

Вместе с тем требования горадминистрации ведут к неопределенности судьбы самой пристройки, что недопустимо, указали Бошковой и судья Черланова, и адвокат Алферова. Пытаясь прояснить этот немаловажный с точки зрения закона момент, а также законность притязаний городской власти на предметы спора, судья спросила: Имеет ли город право на земельный участок и пристройку к дому №30 по улице Гончарова?

Зарегистрированное нет, уклончиво ответила Бошкова.

Какой будет судьба пристройки в дальнейшем, если Рыжевского лишить права собственности?

Я не могу ответить на этот вопрос. Подготовлюсь к следующему заседанию.

По-вашему, будет следующее заседание?..

Очевидно, что цель горадминистрации одна просто отобрать помещения у Рыжевского, подвела итог Алферова. Спрашивается, зачем, если перед администрацией Ульяновска, как и перед администрациями других городов России, поставлена задача: продать все недвижимое имущество, не нужное ей для непосредственной работы. Известно, например, что горадминистрация уже несколько раз безрезультатно выставляла на торги здания гостиниц «Советская» и «Венец», кинотеатра «Художественный», часть помещений «Ульяновскэлектротранса» в доме №2 по улице Гончарова. Зачем городу еще один объект, который тоже придется продавать?

Очевидно, что мы имеем дело с рейдерством, выступил на суде Рыжевский. Сначала с меня требовали, чтобы я отдал часть свой земли. Я спросил: зачем? Мне ответили: «Нам надо». Я сказал: «Покупайте!». Не покупают, хотя я в свое время полностью оплатил требуемую за участок сумму (выписка об оплате приложена к делу. - Ред.).

Неизвестно, что будет с пристройкой, но я убежден, что надо учитывать интересы арендаторов. Например, только представитель федеральной сети «Додо-пицца» вложил в оформление помещений ресторана 11 миллионов рублей. Считаю, что иск взбалмошный и очень несерьезный!

Стремительно прошедшее заседание не имело продолжения. Суд вынес решение в тот же день: оставить исковые требования города без удовлетворения. Это тот случай, который показывает, что власть не всесильна перед законом и не всегда одного ее слова достаточно, чтобы любая ее прихоть была удовлетворена. Разве подобное в духе декларации губернатора о поддержке предпринимательства? Ответ однозначен нет.

Денис ВЕТРОВ.

Дата публикации: 30-05-2015 Автор:

7.52MB | MySQL:34 | 0.576sec