18+
Газета СК - на главную

«Одной любви музыка уступает»

Наталья Чунаева в своем классе в окружении любимых учеников.

Счастье – попасть в руки талантливого педагога, который на несколько лет станет твоим наставником и другом. Иногда им становится школьный учитель, иногда – научный руководитель в университете, а кто-то встречает свою родную душу в художественной студии, музыкальном или хореографическом классе. В Детской музыкальной школе №3 есть учитель, который рад каждому ученику – музыкально одаренному или усидчивому, старательному или не очень. Преподавателю класса фортепиано Наталье Чунаевой интересны каждая маленькая личность и то, как она развивается на протяжении семи-восьми лет занятий. Благодаря этому интересу она не разлюбила свою работу, которой занимается всю жизнь. Причем один год она отработала в культпросвет училище, а остальные 40 лет в ДШИ №3 имени Александра Варламова. Сейчас ее знают коллеги со всего Ульяновска, тем более что она стала одним из трех экспертов городского совета специалистов ДШИ.

- Наталья Андреевна, что Вас удерживало на одном месте?

- Замечательные условия труда. У нас на редкость удачное типовое здание школы, в котором только в последние годы стало тесновато. Прекрасный инструментарий: в свое время министр культуры СССР Екатерина Фурцева подарила школе два очень хороших рояля фирмы «Bluthner», а в фортепианные классы были закуплены отличные немецкие инструменты, которые до сих пор не нуждаются в особом ремонте. И прекрасный коллектив из настоящих профессионалов, у которых можно было многому научиться. Свою работу я люблю за то, что в ней нет рутины, потому что только ты выстраиваешь стратегию развития музыканта, индивидуально подбираешь произведения и работаешь с каждым учеником один на один. В таких условиях возможности учителя совсем другие, чем при обучении класса или группы. Проработав 40 лет и получив колоссальный опыт, я могу заявить – может, самоуверенно, но это так: я могу научить игре на фортепиано абсолютно любого ребенка.

- Но для ребенка рутины довольно много – гаммы, арпеджио, сам факт ежедневных занятий. Как Вы помогаете ученикам справиться с этим?

- Привычка делать одно и то же изо дня в день должна быть сформирована родителями.

Если ее нет, то человеку трудно в любой сфере, вся его жизнь складывается из маленьких подвигов. Это вопрос не музыкальных уроков, а отношения к делу. А если говорить о гаммах, то станут ли они рутиной – зависит от педагога.

Учитель ведь тоже бывает и неталантливым, и неумным – самое интересное и творческое дело он превратит в рутину. Сейчас школа искусств развернулась лицом к ребенку. Произошла дифференциация по интересам, ведь кто-то склонен к музицированию, подбору или сочинительству, кто-то увлекается джазом, кто-то одновременно с освоением инструмента тяготеет к пению…

- С кем лучше работается – с самородками, наделенными талантом от рождения, или с детьми усидчивыми, старательными?

- Конечно, хочется, чтобы ученики тешили педагогическое тщеславие: чтобы каждый схватывал все на лету, а пальцы бегали, как бешеные, чтобы играли художественно. Но не каждый педагог достоин такого ученика. Не факт, что ты вообще встретишь такое дарование, как Моцарт, – это явление чрезвычайно редкое. Но меня Господь не обидел, мои ученики Евгения Карпунина, Настя Шилова, Екатерина Комиссарова занесены в энциклопедию «Одаренные дети России», блестяще училась и побеждала на международных конкурсах Виолетта Христьянина. Сейчас у меня учится хороший мальчик Данил Ахмадиев. Были и другие талантливые дети – приятно, что они выбирали меня в учителя. Но за много лет работы я поняла, что способности – это не главное. Невероятно важны в ребенке личностные качества – воля, желание развиваться и навыки трудолюбия и ответственности. Иногда эти дети достигают большего, чем те, кому дан талант от Бога. А когда эти качества сочетаются, то результаты бывают просто замечательными. Что касается остальных ребят, то для меня они не «все остальные» – я люблю всех, потому что меня интересуют, прежде всего, личность, индивидуальность, непосредственность. С интересной личностью бывает увлекательнее, чем с инструментально одаренным ребенком. Но я дружу со всеми. К слову, мне было очень приятно заниматься с Денисом Юченковым. Мне кажется, все Юченковы одинаковы – талантливы, ответственны, аккуратны…

- Когда Вы находите время для общения, если скованы рамками уроков, изучения программы?

- Сам урок проходит в форме общения.

Кроме того, когда человек отвечает за душу или здоровье, как учитель или врач, его время не может быть нормировано. Как сказала моя знакомая, хороший учитель не тот, кто обладает огромными знаниями, а тот, который всегда находится в распоряжении ученика.

- Рахманинов писал, как важно, чтобы студенты консерваторий осознавали, что играть на фортепиано нужно художественно. А когда можно говорить об этом с ребенком?

- В самом начале. Об этом прекрасно сказал Евгений Мравинский: главное в исполнении – это почувствовать атмосферу музыкального произведения. Если этого нет, то вся работа не будет иметь значения. Всегда надо знать, ради чего ты занимаешься – чтобы безупречно сыграть пассажи, играть в ритме или создавать образ. Именно создание образа и делает мою работу интересной и не рутинной.

- Правда ли, что сейчас дети мало читают, и важно ли это в вашей работе?

- Это так, и это очень грустно. Поэтому наша задача – привить любовь к литературе на уроках музыки. Если хочешь добиться художественного исполнения, на уроках не избежать ассоциаций. Приводить ассоциации из жизни? Они слишком просты. Уровень литературных образов совершенно другой. Но сейчас родители больше озабочены материальными благами. Им кажется: ребенок одет, накормлен, хорошо учится – они свою задачу выполнили. Но этого недостаточно, начинать надо с души – тогда у человека будет привычка к саморазвитию.

- Можно ли сказать, что дети Вас чемуто научили?

- Терпению. Вы не представляете, как терпеливы дети! Когда я начинала, часто ходила на уроки других учителей. Мне было жалко детей, и я удивлялась, как дети все прощают взрослым и как они терпеливы.

- Важно ли для Вас, чтобы дети побеждали на конкурсах?

- Участие и победа в конкурсах важны для детей, особенно профессионально ориентированных. Я не вожу их по 30 раз за год на периферийные конкурсы – победа на них создает ложное впечатление успеха. Для меня важно показать детей на хорошем, «крутом» конкурсе, чтобы понять, какое место они занимают в этой иерархии. Это самим детям дает представление, есть ли им место в профессии. Мы ездили на конкурс имени Крайнева в Харьков, мои девочки были в числе 16 счастливчиков участников международного конкурса «Щелкунчик», мы были и на других московских конкурсах. Мои дети играли с симфоническим оркестром, исполнили 10 или 12 классических концертов – это очень много.

- Надеетесь ли Вы, что выпускники выберут профессию музыканта?

- У меня были ученики, которые поступали в колледж при Московской консерватории, стали музыкантами. Но в нашей профессии очень трудно состояться, и я каждый раз с большой осторожностью отношусь к такому выбору. Надо уметь выживать, а чтобы выжить, надо быть многогранно образованным – тогда ты везде найдешь свое применение. Важно, чтобы человек состоялся в профессии и не был в ней искалеченным. Иногда я категорически не советую вставать на этот путь, понимая, что личностные качества не дадут ребенку реализоваться в профессии. Поэтому я не переживаю, если дети выбирают другой путь. Главное, что они приобретают хобби – интереснейшее и сложнейшее, которое будет им доставлять радость всю жизнь. Как сказал Пушкин, «из наслаждений жизни одной любви музыка уступает».

Дата публикации: 26-05-2015 Автор: Анна Школьная

7.58MB | MySQL:36 | 0.554sec