18+
Газета СК - на главную

Спасибо фонду… за что?

Двухлетие отметил неделю назад фонд «Ульяновск – культурная столица».

В связи с этим в минискусства региона устроили пафосную пресс-конференцию с отчетом о его деятельности. Чувствуется, сами сотрудники фонда прониклись важностью своей работы. Но у многих моих знакомых за время существования и фонда, и вообще программы «Культурная столица» сформировалось по отношению к сему предприятию здоровое чувство скептицизма, да и читатели «СК» частенько выражают свое раздражение этим «титулом».

Топтание

В сентябре 2001 года, когда Ульяновск ни с того ни с сего был объявлен культурной столицей ПФО, в числе участников проекта оказалась артгруппа «Археоптерикс» из Ижевска.

Создатель группы Роман Постников поделился тогда со мной впечатлениями: – Когда мы ехали на фестиваль, то представляли себе город, в котором каждый час, каждую минуту повсюду что-то происходит, мы надеялись увидеть нечто особенное, может, подобие карнавала. Переживали, что, наверное, не успеем побывать везде.

Я страшно разочарован: город занят своими делами, мы предоставлены сами себе, и только один-два раза в день можно попасть на банальный показ мод или концерт в духе советской «сборной солянки». В качестве протеста мы вышли из гостиницы «Венец» и устроили спонтанную арт-акцию «Топтание Церетели», так как узнали, что Зураб Константинович – автор мозаики в фонтане.

Выходка ижевчан, может, была в большой степени мальчишеством и хулиганством, но современное отношение к культуре все чаще вызывает похожую ассоциацию с топтанием.

«Культурная столица» в том самом 2001-м задала тон культурной политике в целом. Напомню читателям, что программа «Культурная столица Поволжья», которая несколько лет шествовала по разным городам с так называемым марафоном культурных событий, и фонд «Ульяновская культурная столица» при схожести названий – разные вещи. В то время как общественность замерла в ожидании, что в городе построят новые дворцы культуры или, может, создадут оперный театр, им говорили, мол, важнее импульс творчества, который «разбудит» деятелей культуры и сподвигнет их к созданию необычных проектов. Отчасти, кстати, сподвиг. Например, Музей народного творчества показал публике работы заключенных из колоний Ульяновской области, которые были дополнены замечательными фотографиями отбывающих срок.

Выставка для того времени была необычная. Кроме того, и это немаловажно, на средства выигранного гранта музей приобрел новые витрины. Легкие, удобные для переноса и монтажа, красивые, они используются до сих пор, но постепенно приходят в негодность. Государственный музей, финансирующийся по остаточному принципу, от этого выиграл. Но, увы, условия грантов не всегда дают возможность приобретать для учреждения или коллектива то, что может быть использовано более одного раза.

Иллюзия

Политики от культуры подхватили идею раздачи слонов – простите, грантов. С одной стороны, вроде хороший стимул для творческой фантазии и поддержки разовых инициатив, с другой – экономия на поддержании культуры в целом. Вот и играют музыканты симфонического оркестра на собственных инструментах, за амортизацию (то есть за старение в ходе использования для нужд филармонии) которых им, кстати, никто не платит – а должны. Это так, к примеру.

Что до проектов, получивших гранты, то, на мой взгляд, гораздо более интересными они получаются у людей, не льнущих к скудной кормушке фонда или регионального минискусства. Например, театр-студия «Enfant-terrible», который возник, выстоял и продолжает успешно жить исключительно на энтузиазме группы творческих людей, потому что они просто не могут существовать вне своей профессии. Или джазовый ансамбль «73 штат» – проект, может быть, коммерческий, но при этом высокопрофессиональный.

Фонд «Ульяновск – культурная столица», сообщила министр искусства Татьяна Ившина, ведет огромную работу. Если верить письмам, с завидной регулярностью приходящим от пресс-службы фонда, работа просто кипит. По большей части – работа по переписыванию и пересылке сообщений от ульяновских музеев, театров, творческих коллективов, к которым сам фонд никакого отношения не имеет. Еще фонд с большим удовольствием принимает у себя участников разного рода дискуссий, и может показаться, что имеет отношение к самым разным проблемам. Искусная иллюзия. Например, в прошлом году мы поинтересовались, как поможет фонд отпраздновать кинотеатру «Художественный» его 100-летие и вообще выстоять в непростой конкурентной ситуации, но получили ответ: «Культурная столица» лишь предоставила площадку для обсуждения». То есть пришли, поговорили, обозначили проблему – и с глаз долой. А какой смысл был в обсуждении темы, как развиваться культуре в Заволжье? Помоему, никакого.

Загадочная механизация

Любопытно было узнать из уст Ившиной на пресс-конференции, что только благодаря фонду мы встретились с таким человеком, как знаменитый искусствовед, президент Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина Ирина Антонова. Действительно, год назад она приезжала в Ульяновск по приглашению «Культурной столицы». Но лично я впервые увидела Ирину Александровну в ульяновском Музее современного изоискусства имени Пластова-еще в декабре 2004 года, когда она привезла из ГМИИ коллекцию экспонатов для выставки «Сама по себе кошка». Фонда тогда в помине не было! А сотрудничество этих музеев началось еще раньше – в 1996 году. В сентябре 2013-го нас порадовали встречей с певцом Дмитрием Хворостовским, но ведь это лишь вопрос денег: заплатили гонорар, выполнили условия райдера – и концерт состоялся. И если уж говорить о визитах знаменитостей, то в советские годы их было не в пример больше.

В длинном рассказе о деятельности фонда звучали слова о международных культурных форумах (на которые щедро тратятся десятки миллионов рублей), о заседании комитета Госдумы по культуре в Ульяновске (так ведь они за государственный cчет в любое место поедут!), о том, что Ульяновск стал площадкой для обсуждения мировых проблем в области культуры… А ульяновской культуре от этого – что? А публике? На наше счастье, ульяновские музейщики, артисты, музыканты, художники не бросились оголтело писать пресловутые проекты и продолжают обычную работу – ставят спектакли, выступают с концертами, организуют выставки… И модные мастер-классы при всей их популярности не отменили стройную систему образования в школах искусств. Искренне жаль этих творческих людей, которых обязывают и свою работу выполнять, и изучать проектную терминологию: на днях знакомая рассказывала, что вместо занятия вынуждена была выяснять, что такое «механизм реализации проекта»…

Призеры по плану

Единственное, с чем не могу поспорить – это деятельность креативного пространства «Квартал». Это место, в котором можно сделать то, чего в другом месте не сделаешь. Огромное с виду здание ЦНК работает только для своих штатных коллективов. А попросился туда джазмен Газинур Сафиуллов с учениками созданной им джазовой студии «Караван» – не пустили.

Почему? Кому бы он там помешал? В итоге занимается с ребятами у себя дома… А в «Квартале», в маленьком доме № 78 по улице Ленина, и местато с гулькин нос, но используют его по уму. Правда, и в рассказе о «Квартале» фонд явно перегнул палку. «Менее чем за два года в нем произошло 220 уникальных мероприятий», – сообщается в пресс-релизе. 220 – и все уникальны?

Полагаю, для тех, кто работает в фонде, его значимость неоспорима. Но со стороны все похвалы как-то неубедительно выглядят. Можно сколько угодно гордиться переговорами на высоком уровне и количеством зарубежных участников форумов, в то же время не видеть нищенских зарплат, обшарпанных стен, текущих кровель в тех местах, где действительно занимаются культурой. И называть Ульяновскую область родиной талантов. Кстати, вы знали, что у каждой детской школы искусств есть свой план по количеству дипломов призеров творческих конкурсов?! При этом все поездки детей на конкурсы и фестивали, все затраты – от взноса до питания, проживания и проезда – осуществляются за счет родителей. И командировочных педагогам не выдают. Фонд тут, конечно, ни при чем, но и минискусства тоже от участия в поддержке детского творчества воздерживается. А с переходом Ившиной из фонда в минискусства вообще стало непонятно, где кто. Новости у обеих контор почему-то одинаковые. Пока функция фонда мне представляется чем-то вроде новенькой блестящей вывески, что появилась в прошлом году на обшарпанном здании филармонии.

 

Дата публикации: 09-08-2014 Автор: Анна Школьная

27.73MB | MySQL:36 | 0.599sec