18+
Газета СК - на главную

Музей Ленина как дом на слом

После проведения в 1947 году грандиозной реставрации Дома-музея Ленина говорили, что работы гарантируют добротную жизнь здания аж на 500 лет. Однако спустя 65 лет стало ясно: чтобы поддерживать в идеальном состоянии деревянный дом, уже простоявший без малого двести лет, серьезная забота о нем должна быть постоянной.

Ремонт на 500 лет

По словам заведующей Домоммузеем Ленина Татьяны Брыляевой, этот дом – ровесник Марии Александровны Ульяновой, родившейся в 1835 году. Построенный первым владельцем усадьбы Петром Замковым, он имел несколько хозяев. А с 1878 по 1887 год дом был единственным домом в Симбирске, принадлежавшим семье Ульяновых: до этого они лишь снимали жилье.

Один из следующих владельцев усадьбы барон Христофор фон Штемпель в 1905 году вырубил часть сада и построил для себя кирпичный особняк со стороны улицы Покровской (ныне Льва Толстого).

В дом, где раньше жили Ульяновы, он поселил прислугу и распорядился перестроить: были уничтожены антресоли, западное крыло, восточная галерея. Восстановить первоначальный облик помогли Анна, Дмитрий и Мария Ульяновы. В 1923 году, в последние недели жизни Владимира Ильича, в нем был открыт первый музей имени Ленина Симбирский историко-революционный музей, который уже через год принимал до 100, а то и 120 человек в день. В 1928 году было принято решение о преобразовании музея из документального в мемориально-бытовой. Членами реставрационной комиссии, в частности, были Анна Ильинична Ульянова, симбирский художник Дмитрий Иванович Архангельский. В 1930-е годы были вновь возведены надворные постройки, игровые площадки, сад.

Грандиозная реконструкция была проведена в 1947 году. Дом разобрали по бревнышку. Гнилые участки досок и бревен стесывали или выпиливали – в этом случае вставляли фрагменты из свежей древесины. На крокетной площадке соорудили шестиметровую ванну, и все деревянные детали дома выдерживались в ней в антисептическом растворе. Затем из пронумерованных бревен и досок дом поставили заново. Для того чтобы не нарушать обстановку мемориальной части, гардероб был устроен в подвале соседнего дома, в котором расположили административную часть музея.

На территории усадьбы создали комплекс со специальной техникой для поддержания строго заданного режима температуры, влажности, давления. Столь тщательной консервации деревянного дома в мировой практике еще не было. Предполагалось, что после осуществленных работ капитального ремонта не потребуется в ближайшие лет пятьсот. Все это делали с расчетом, что музей будет принимать до трех тысяч посетителей в день.

- Так и было, – рассказывает Татьяна Брыляева. – После празднования 100-летия со дня рождения Ленина за год в музее бывало по 500 тысяч человек, в речной порт ежедневно заходило по десять теплоходов, и все туристы шли к нам. Для того чтобы «разгрузить» Дом-музей Ленина, создали Квартиру-музей Ленина, в которой родился Дмитрий Ульянов, и Дом семьи Ульяновых.

Прошло 65 лет

- Дом-музей Ленина остается единственным музеем в Ульяновске, включенным в программу посещения иностранцами, – говорит Брыляева. – Ленин – грандиозная фигура в мировой истории, и интерес к нему не иссякает. Конечно, сейчас нет организованного туриста, зато развивается другой вид туризма – семейный. Мы часто принимаем семьи, приехавшие в Ульяновск на личных автомобилях из Саранска, Пензы, Самары, Саратова.

Татьяна Михайловна рассказывает, что в советские годы косметический ремонт в музее проводился дважды в год – перед наплывом туристов и после него. Красили полы, меняли обои. В 1973 году капитально отремонтировали подвальное помещение. Но и с 1973 года прошло много времени, а подвал дома № 68 по улице Ленина – это самая низкая точка улицы. Водонесущие сети здесь старые, часто случаются аварии, и еще до того, как о порывах узнают домовладельцы, подвал Дома-музея Ленина заливает водой.

Пол и стены мокнут, появился грибок. Проводились ремонтные работы в 1998 году, в связи с 75-летием музея, в 2003 году были отреставрированы надворные постройки. В 2006 году спонсорскую помощь дому Ленина оказали потомки Дмитрия Ульянова – его внук Владимир Викторович и правнучка Надежда.

Но все это меры временные, и даже наблюдательный прохожий заметит, что краска на стенах и крыше музея изрядно облупилась. А комиссия из Комитета по культурному наследию на минувшей неделе отметила не только недостаток косметического, но и капитального ремонта. Кроме потертостей пола и потемневших обоев, не сказывающихся на рабочем состоянии дома, специалисты обратили внимание на прогиб чердачного перекрытия, прогнившие доски балкона, недопустимое состояние дверных и оконных заполнений.

- В связи с частыми затоплениями подвала важно произвести его гидроизоляцию, – подчеркнула консультант комитета Ирина Марянян.

- В срочном техническом обследовании и ремонте нуждаются материалы и конструкции дома. В соответствии с охранным обязательством организация должна была еще в 2011 году произвести проектные и изыскательские работы, ремонт крыши и перекрытий, но ничего сделано не было из-за отсутствия финансирования. По-видимому, и оговоренный ремонт фундаментов к октябрю 2012 года тоже не будет выполнен.

Обои московские, чехлы – ольшанские

Вопрос о ремонте всегда упирается в деньги, а в случаях с памятниками архитектуры и истории все еще сложнее. Право осуществлять ремонтно-реставрационные работы имеют только фирмы со специальными лицензиями. Брыляева вспоминает, что были люди, которые предлагали музею свою помощь стройматериалами, но для ремонта в музее подойдут не всякая краска и не любые обои. Доходило до смешного, когда люди незнающие предлагали постелить в доме Ульяновых ДСП или покрыть полы линолеумом. Но все не так просто. Не нужно быть особенно внимательным человеком, чтобы заметить: во всем доме лежат одинаковые неброские дорожки. Их – и ткань для них! – в 1947 году по специальному заказу музея выткали в Москве.

Ткань для мебельных чехлов и занавесок, имитирующую полотно XIX века, также изготовили в Москве, а ткань для покрывал – в Ольшанске. Все изделия из тканей – дорожки, белье, занавески, чехлы стирают вручную с деликатными порошками.

Обои по заказу Дома-музея Ленина тоже делали в Москве. Со временем контакты с обойной фабрикой были потеряны, но недавно со—трудники музея по случайному совпадению нашли ее, причем менеджеры фабрики уверяют, что у них в архиве сохранились образцы обоев, выполнявшихся для ульяновского музея. Готова принять заказ на обои и Саратовская фабрика, которая производит обои для музейных экспозиций, и ее услугами пользуется Дом-музей Ленина в Самаре.

Понятно, что за «спасибо» сейчас никто работать не будет и на покупку специальных обоев потребуются немалые суммы.

- Почему это важно? – рассуждает Брыляева. – Потому что музей – это машина времени, которая разговаривает с посетителями языком предметов. Вы переступили порог и оказались в XIX веке. Вас окружает то, что было в семье Ульянова: если не подлинный предмет из их дома, то чтото очень близкое. Например, если у Ульяновых были стулья «Тонет» (венские с гнутыми спинками. - Ред.), то у нас стоят такие стулья, примерно того же года изготовления. Многие музеи сейчас идут на то, чтобы устраивать интерактивные уголки для посетителей, но мы не можем позволить себе поставить в мемориальной экспозиции новоделы.

Надевал шубу, молол кофе

Анна, Мария и Дмитрий Ульяновы передали в ульяновский Доммузей Ленина очень много принадлежавших семье предметов – письменные принадлежности отца, столовое серебро, посуду, тазик для варки варенья, кофемолку, поделки Александра, вышивки Анны, рисунки Ольги. Практически все предметы, которых касалась рука Ленина, хранятся в фондах Государственного исторического музея. Но, по легенде, экспонируемую в музее шубу Ильи Николаевича Владимир Ильич надевал в Шушенском. Безусловно, Володя держал в руках и кофемолку: молоть кофе было обязанностью всех детей. К счастью, предметы экспозиции от времени не страдают. Если в зимы 1990-х годов температура в музее опускалась до +10 градусов, то сейчас отопление работает нормально.

- В книге отзывов нашего музея многие благодарят ульяновцев за сохранение этого памятника истории, – рассказывает Брыляева. – Но мы, его сотрудники, ощущаем, что дом требует серьезной заботы и крупных капиталовложений. Легкая покраска и побелка лишь маскируют его недостатки, как зеленые насаждения прячут от взглядов посетителей, например, осыпавшуюся со стен летней кухни штукатурку. Думаю, в следующем году обязательно нужно провести ремонт кровли надворных построек. Пора реставрировать входную зону самого Домамузея. Мы пытаемся принять участие в федеральных программах по восстановлению памятников культуры и истории, но наши проекты в них пока не включают. Может быть, до нас просто не дошла очередь, а может, это происходит оттого, что наш музей находится в областной собственности. Надеюсь, после реставрации дворянских усадеб дойдет очередь и до нас.

Думаем, переломным моментом в отношении к Дому-музею Ленина станет лишь позиция местной власти к личности Ленина, значение и масштаб которой в мировой истории подвергается сомнению, пожалуй, только у него на родине. И пока область зазывает в регион инвесторов надуманными громкими девизами и усадьбой Колобка, гости страны предпочитают побывать в неказистом и небогатом доме, в котором жил Владимир Ильич Ульянов-Ленин.

Дата публикации: 26-06-2012 Автор: Анна Школьная

7.62MB | MySQL:36 | 0.600sec