medtime-clinic.ru- медицинский центр в Москве. Наркология, психиатрия, скорая помощь
18+
Газета СК - на главную

Что же будет с «Родиной» и с нами?

Уход из жизни Александра Зубова (на снимке), скончавшегося 17 марта, поставил вопрос об угрозе уничтожения исторического облика центра Ульяновска. Его охранителем был заповедник «Родина Ленина», которым почти 25 лет руководил Александр Николаевич. Появление старого Симбирска в самом центре современного города в свое время стало прецедентом, так в России и не повторенным. Существование заповедника в сегодняшних условиях явило целый ряд примеров защиты памятников. Через что пришлось пройти защитникам заповедной зоны и какие угрозы обостряются для нее теперь?

С чего начинается «Родина»

Снести многие старинные здания в центре Ульяновска и застроить его современными многоэтажками – сейчас и не верится, но именно такая градостроительная концепция была взята на вооружение в городе после реконструкции части ульяновского центра к столетию Ленина. В 1970-е годы реконструкцию планировалось продолжить, сделав центр ультрасовременным не только по содержанию, но и по виду.

Проект застройки центральной части Ульяновска на 30 лет вперед, заказанный «Ленинпрогору», отмечал в одной из своих публикаций в 1982 году историк Сергей Сытин, упразднял существующие площади, расставлял высотные акценты, что оказывалось в явном противоречии с исторической застройкой. «Создавалось впечатление застройки не центральной части города, основанного в 1648 году, а района старых бараков», – писал Сытин.

Отказаться от этих планов помогло имя Ленина, в честь которого перестройка в Ульяновске и затевалась. На планировавшейся к реконструкции территории оказалось немало зданий, связанных с жизнью его семьи в Симбирске. Не завершившиеся с празднованием столетия вождя исторические исследования, посвященные самому известному нашему земляку, становились шире. И привели к пониманию того, что, сохраняя память об Ульяновых в Симбирске, сохранять надо не только здания, в которых они жили, но и городскую обстановку в целом.

Двигателями этой идеи стали историки и краеведы-энтузиасты, в частности, уже упоминавшийся Сергей Сытин, а также Борис Аржанцев. Аржанцев говорил о создании так называемого «мемориального кольца» в городе. «Площадь исторической «усадебной» части занимает примерно семь процентов от всей современной территории и простирается на юге до железнодорожного вокзала «Ульяновск-1», на севере – до улицы Новая Линия, на востоке – до Волги, на западе – до Свияги. Периметр этих границ составляет своеобразное «мемориальное кольцо» Симбирска 1870-1880 годов», – писал он в 1981 году.

Несколько лет назад заповедник обозначил свои границы установкой таких указателей. Но в заповедной зоне вдоль улицы Радищева (бывшая Мартыновая) старинная застройка почти уничтожена.

Идеи историков нашли поддержку у партийного руководства. В 1980 году облисполком принял положение о единой Ленинской мемориальной зоне, утвердив границы охранных зон. Инициатива получила развитие, когда было принято решение о начале проекта «Родине Ленина – 125». К очередной дате город рассчитывал получить не меньшее внимание от союзного руководства, чем к столетию вождя.

Созданием мемориальной зоны решили не ограничиваться, поддержав предложения историков о превращении ее в зону заповедную. «Границы Ленинской мемориальной зоны, хотя и утвержденные облисполкомом, нуждаются, как и ее особый режим, в дополнительном юридическом обеспечении – путем создания в этих границах исторического заповедника», писал Сергей Сытин. 2 октября 1984 года Совет Министров СССР принял Постановление «О создании в Ульяновске Государственного историко-мемориального заповедника «Родина В.И. Ленина».

Ленинское междуречье

«В целях бережного сохранения первоначального исторического облика мемориальной части Ульяновска…» – такими словами начиналось это постановление. Но четкого понимания того, какими будут границы заповедника общесоюзного значения, еще не было. «В него войдет часть улицы Ленина с прилегающими территориями и исторической средой в границах с севера – улица Энгельса, с востока – улица Железной дивизии, с юга – улица Льва Толстого, с запада – улица 12 Сентября», – писал летом 1984 года первый директор заповедника Алексей Верняков.

На деле размер территории, которую планировалось сделать заповедной, постоянно менялся.

Как минимум речь шла об обозначенном еще в 1976 году мемориальном квартале, о границах которого и говорил Верняков, как максимум – об обширном «мемориальном кольце». В заповедник предлагали занести то 44, то 130, то 178 гектаров. Заповедную зону продляли на север и спускали к Волге. В 1987 году, к примеру, предлагали включить в заповедник бывший Смоленский спуск к реке, начинающийся у Мемориала. Он вел к пристани, на которую ступили Ульяновы, приехав в Симбирск, и с которой Володя Ульянов уезжал учиться в Казань.

Точку поставили в 1989 году, когда Министерством культуры РСФСР была утверждена схема развития заповедника до 2005 года. В этом же году постановлением коллегии Госстроя СССР, коллегии Министерства культуры РСФСР и облисполкома были утверждены границы заповедника. Его площадь составила 173,8 гектара.

Согласно генеральной схеме развития заповедника, она делилась на пять зон. Это уже упоминавшийся Ленинский мемориальный квартал, Свияжский склон с Чувашской школой, участок в границах улиц Радищева, Корюкина и Пролетарской с сохранившимся фрагментом верхней набережной Волги, территория вокруг Мемориала и улица Ленина от улицы Советской до Железной дивизии. Планов было немало. К примеру, вывод из трубы речки Симбирки в ее устье, снос стоявших у него бараков, создание видовых площадок, формирование так называемого «Свияжского амфитеатра» с парком, спускающимся к реке.

Резали без ножа

С весны 1985 года начались реставрационные и благоустроительные работы. На территории заповедника сажали деревья, старинные здания расселяли, чтобы привести их облик в соответствие с историческим, а внутренности максимально приспособить для современных условий быта. В отремонтированные жилые здания вновь заселялись люди.

Планы по оформлению заповедной зоны поражали масштабом. В год должно было реставрироваться 12-15 усадеб. До 125-летия Ленина, то есть до 1995 года, планировалось потратить на заповедник 35 миллионов рублей. После – до 2005 года – еще около 15 миллионов.

Но не все было так безоблачно. Судя по публикациям тех лет, возникало немало организационных вопросов, из-за которых работы тормозились. Ну а когда СССР рухнул, встал вопрос о статусе заповедной зоны.

Спор о том, нужно ли сохранять историческую застройку в центре развивающегося города, велся еще до создания заповедника. Более того, официальные решения об охране памятников не соблюдались уже тогда. Еще в 1981 году Сергей Сытин указывал, что решение облисполкома о Ленинской мемориальной зоне в реальности не выполняется. Границы охранных зон существовали на планшете в одном экземпляре, дополнения к объяснительной записке документа и вовсе оказались утеряны. «Есть отдельные организации, которые сознательно игнорируют решение облисполкома – архитекторы и строители – разумное сочетание новой и старой застройки усложняет их работу», – писал он.

Создание заповедника в тот момент позволило на несколько лет ослабить давление со стороны желающих строить современные здания с большой площадью в историческом центре города. Со становлением новой власти оно опять усилилось. В 1990-е попытки понизить статус заповедной зоны и ослабить контроль за застройкой в ее пределах предпринимались несколько раз.

В 1991 году их фактически подтолкнуло Министерство культуры страны, вдруг предложившее передать заповедник в местное подчинение. К счастью, вскоре приказ отменили. В 1993 году уже обладминистрация, оценившая выгоду от возможности распоряжаться землей в центре города, обратилась в Минкульт, сообщив о готовности взять на себя управление заповедником. Правда, брать на себя расходы по содержанию культурного учреждения область не хотела. Федералы на такое «заманчивое» предложение, поступавшее им несколько раз, отвечали отказом.

Отказ не помешал областной администрации выпустить в 1995 году распоряжение о сокращении территории «Родины Ленина» в три раза. Администрация заповедника воспринимать это решение отказалась, указав на его незаконность.

Но и на этом мытарства не закончились. Буквально каждые пару лет возникали предложения понизить статус заповедной территории. Продолжаются они и сейчас.

Вернулись на 30 лет назад

Последним ударом стало сообщение о том, что границы заповедника незаконны, пришедшее из облправительства в 2008 году. Границы заповедной зоны, не вызывавшие ранее вопросов, объявили вне закона в связи с изменениями законодательства.

Одновременно с появлением областного комитета по культурному наследию у заповедника была изъята функция регулирования застройки на его территории.

- До появления комитета функции по сохранению исторического облика на нашей территории выполняли мы. Проводились реставрационные советы с участием представителей управления области по делам культуры, представителей комитета архитектуры, мы коллегиально решали эти вопросы, рассказывает главный архитектор заповедника Людмила Козлова. – Сейчас при комитете существует научно-экспертный совет, который рассматривает проекты реконструкции и строительства в охранных зонах памятников, но есть очень много лазеек в законах, и ситуация стала заметно хуже.

К примеру, снос дома Горина, о необходимости сохранения которого говорил сам совет– при комитете, в итоге был признан законным. Разрушено здание на улице Бебеля, об угрозе сноса которого заповедник предупреждал не раз. Заповедную зону по улице Радищева скоро можно будет считать утерянной – туда пустили многоэтажную застройку. Прямо сейчас, говорит Козлова, без соблюдения предусмотренных законом процедур начато строительство на улице Льва Толстого, 8. И хотя этот адрес входит в так называемую Свияжскую зону заповедника, прямого права вмешаться в происходящее он уже не имеет.

- Нарушения есть постоянно. Мы как следили, так и следим за своей территорией, которая определена в 1989 году. В 2008 году, когда разрабатывались Правила землепользования и застройки Ульяновска, на картах была указана территория музея-заповедника в 173,8 гектара. Но когда был разработан проект зон охраны, в 2010 году в них внесли изменения. Сейчас наша территория, которая была утверждена в 1989 году, в Правилах не нанесена, – констатирует Людмила Козлова.

Фактически ситуация с регулированием застройки в центре города была возвращена к началу 1980-х годов, когда заповедника не было, а существовали лишь мемориальная и охранные зоны. Тогда даже в условиях советского времени вроде бы утвержденные для них ограничения по застройке регулярно нарушались. Сейчас возможностей для таких нарушений гораздо больше. Тем более что последние несколько лет ульяновские власти, указывая на несовершенство современного законодательства, спешили выполнять его не в пользу заповедной зоны.

Защитить старину

Решение подготовить эту статью далось не так просто.

Ответственные чиновники, указывая на юридические проблемы существования заповедной зоны в центре Ульяновска, просили не упоминать их в материале. Якобы рано об этом говорить, ведь Александр Зубов только ушел. Сотрудники запо- ведника высказывали опасения, что напоминание о проблеме может подтолкнуть к действиям тех, кто желает заняться застройкой в пределах исторического центра города.

Но, похоронив Александра Николаевича, не хочется хоронить сохраненный его усилиями исторический облик СимбирскаУльяновска. А если пытаться делать вид, что обозначенной в тексте проблемы не существует, говорить о ней придется уже после того, как наберет силу уничтожение еще оставшейся старинной застройки. Поэтому обозначить проблему, мы считаем, стоит сейчас. Чтобы в нынешний переходный период совместными усилиями заповедника и руководства региона остановить ведущееся уничтожение старины, независимо от того, насколько денежные или авторитетные для региона люди им занимаются. Чтобы раз и навсегда, следуя словам Сергея Сытина, сказанным 30 лет назад, понять: границы мемориальной зоны нуждаются в дополнительном юридическом обеспечении – путем существования в этих границах исторического заповедника. Заповедника не как набора учреждений, а именно как отдельной территории. Понять и найти способы юридически это понимание закрепить.

Отчитываясь о проекте «Культурной столицы», ульяновские власти хвастают, что стали вхожи в кабинеты федеральных культурных чиновников. Так почему бы не прийти к ним с инициативой об урегулировании законодательства по работе заповедников. И не стать действительно первыми в стране в сфере культуры, в Год отечественной истории, культуры и национальной славы четко защитив границы заповедной зоны в центре города от посягательств застройщиков. Только с принятием таких решений регион сможет сполна отдать дань памяти Александру Николаевичу и подтвердить кажущийся пока смешным статус «Культурной столицы» не для далекой Европы, а для самих ульяновцев.

Дата публикации: 31-03-2012 Автор: Лидия Пехтерева

27.76MB | MySQL:36 | 0.626sec