18+
Газета СК - на главную

Память о земном рае

Вид села Архангельское до затопления.

Очевидец и участник событий, связанных с созданием Куйбышевского водохранилища, позвонил на днях в нашу редакцию. В продолжение нашей публикации «В поисках Атлантиды» уроженец затопленного села Архангельское Чердаклинского района Александр Горбунов рассказал, как сносили Михайло-Архангельскую церковь, как вырубали пойменные леса и как он с одноклассниками занимался топографической съемкой дна будущего водохранилища.

Рисовали дно

За год или два до того из Москвы приехали студенты для проведения топографической съемки. Им нужны были работники, а поскольку настало лето, Горбунова и его троих приятелей, только что окончивших шестой класс, пригласили поработать. Те согласились и сначала разбили лагерь в шести        семи километрах от Архангельского. Ходили с рейками и наносили на карту каждую речку, впадину, бугорок. Потом переместились глубже в луга, на 15 километров от села, где протекала речка Княгинька. Пацаны заходили в такую глушь, куда не ступала нога человека: ни за дровами, ни на покос в такие дебри никто не ездил. На весь день работы мальчишки брали с собой кусок комкового сахара с кулак да пару сухарей, а вечером варили простенькую похлебку  вот и вся еда. Места там были болотистые, и за неделю их ботинки совсем раскисли, тогда пацаны купили себе да парням       студентам лапти. Девушкам- студенткам, которые в летний зной замучались в кирзовых сапогах, эта идея пришлась по нраву -      и они нашли старика, который за пять рублей согласился и им лапти сплести.

Подтверждая слова старожилов о земном рае в волжской пойме, Горбунов рассказал, как охотился в тех краях. Когда он устроился на маслозавод, все подписывались на госзаем. Александр получил первую в своей жизни облигацию -    и сразу выиграл 200 рублей. «Как раз мне на ружье!» – обрадовался он, взял в попутчики друга и поехал на велосипеде в Ульяновск. На улице Гончарова, рядом с ЦУМом, в магазине «Динамо» он купил себе ружье. В перерывах между делом     на маслозаводе у него нередко случались перерывы       за час-полтора он успевал подстрелить одну-две утки. Мать, бывало, заговорит, что пора петуха колоть, а Александр смеется: «Зачем? Кругом столько дичи, пойду на охоту – точно утку принесу!». Другие рыбачили. Вдоль одного только Архангельского находились три озера – Ахтай, Сокорница и Березовое. Старшие рассказывали пацанам, что у Сокорницы, в тени вековых сокорин (черных тополей. – Ред.), до революции отдыхали господа. А Березовое озеро тянулось почти до соседнего мордовского села Ботьма, которое тоже ушло под воду. Туда отец Горбунова с другими певчими ходил по приглашению священника на службу: знали – батюшка и отблагодарит, и денег на обратную дорогу даст.

Золотой крест… из чугуна

На границе 1940-1950-х годов в церковь не ходили даже верующие. По воспоминаниям Александра Ивановича, в годы подготовки поймы к затоплению храм использовали как ремонтную базу. Там размещались то гидроузел, то леспромхоз – лесовики вырубали пойменные леса перед затоплением. С одной стороны церкви стояли деревья – одна из лип достигала в высоту метров 20, с другой     надгробия. Сельское кладбище находи          лось на окраине, у церкви в прошлом хоронили священнослужителей и, вероятно, местную знать. Горбунов запомнил пару фамилий с табличек: Казаков и Наумов. Памятники были богатые – из желтоватого камня и черного. Перед затоплением все захоронения раскурочили бурильщики. Году в 1950    м в Архангельском впервые работали сварщики, и учителя водили школьников к церкви – посмотреть, что это за явление такое, сварка. Для детей, из курса физики знавших об этом процессе, но никогда не видевших его воочию, зрелище стало запоминающимся.

В 1954 году церковь решили ломать. Начали изнутри, и когда разбирали печку    голландку, она упала и задавила председателя сельсовета Филиппа Павловича Никитина… Саму церковь сразу разрушить не получилось. Завели трос за простенок колокольни, прикрепили его к двум тракторам и потянули. Церковь не шелохнулась. Тогда решили просте   нок этим тросом перепилить          трактора поднапряглись, да и выломали его вместе со стальным стержнем, который был спрятан за кирпичной кладкой и крепко держал ее, как шина. Один из смельчаков забрался на колокольню и завел трос за второй простенок – его вырвали тем же способом и обнаружили еще один стальной стержень. А колокольня все стоит, только крест покосился. Больше подниматься на колокольню не стали, побоялись. Спустя какое-то время ее взорвали. Куски кирпичей и фрагменты кладки разлетелись во все стороны. Сельчане попытались было разобрать куски кладки по кирпичику, но не смогли, настолько крепкой она оказалась. А кирпичные столбы церковной ограды разобрали быстро. Разбился и церковный крест, который сиял на солнце, слов – но золотой. Оказалось – чугунный, к тому же довольно грубой работы. Разлетелись по селу и церковные книги – размер некоторых доходил до 50х50 сантиметров. Тогда к ним никто интереса не проявил, все пропало.   

 

Фото из архива Дмитрия Алексеева, бывшего директора сельской школы.

Дата публикации: 18-12-2015 Автор: Анна Школьная

27.76MB | MySQL:36 | 0.607sec