18+
Газета СК - на главную

Нет веры

Половина россиян, согласно опросу Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), верит в приметы, больше половины - в возможность некоторых людей предсказывать судьбу и будущее, около половины - в колдовство и привороты. При этом под 80 процентов считают себя, если верить заявлениям церкви, православными. И что-то тут явно не сходится.

Сам я никогда не доверял тем данным о количестве якобы верующих в стране, которые приводит церковь. Нет не только 80 процентов, но и пяти. Было бы иначе, не сиротствовали бы заброшенные храмы по деревням и селам, не бедствовали бы те, кого принято называть малоимущими. Храмы восстановила бы паства на свои деньги – только так храмы и должны строиться и восстанавливаться, и никаких бюджетных средств быть в этом деле не должно. А о малоимущих позаботилась бы церковь. Но нет ни того, ни другого, зато есть многоэтажные дворцы, построенные псевдоверующими толстосумами, в которых они и пребывают в роскоши и которые превосходят по своим размерам храмы.

 

Именно о таком состоянии дел с православием в России говорят вышеприведенные итоги соцопросов. Вера исключает суеверие, то есть те 50 процентов, верящих в колдовство и приметы, точно никакие не православные и вообще не христиане. В лучшем случае это идолопоклонники, верящие в сверхъестественное и в его «носителей». Еще процентов 25, зачисленных в православные, не верят ни во что, включая и колдунов. Они, по большому счету, атеисты, но не воинственные, а спокойные, не протестующие даже против присвоения их церковью.

Можно долго рассуждать на тему, почему в стране так много сегодня людей, подпавших под чары паранормального. Причины, вероятно, и в резко упавшем уровне образования, и в агрессивной пропаганде колдовства и магии на телевидении, и в неспокойной, да попросту нервной, ситуации, в которой мы сейчас живем, в неуверенности в каком бы то ни было будущем, в бедности и так далее. Можно рассуждать о том, хорошо или плохо то, что имеем. Наверное, плохо, поскольку все это ведет к регрессу в научно-технической сфере и дальнейшему отставанию от цивилизованного мира. Но вот о чем, по-моему, сожалеть не стоит, так это о низкой, как оказалось, степени клерикализации российского общества, о том, что церковь вовсе не так глубоко проникла в наши жилы, как хотела бы и как пытается представить это в публичной сфере. Тут прав, на вой взгляд, великий Лев Толстой, считавший церковь корыстным учреждением, процветающим на забитости масс и их несчастьях, главное из которых – потеря близких. Ведь чем больше умерших, тем богаче церковь. Это ужасно и противоестественно, и, вероятно, поэтому так мало до страдающих доходит церковного сочувствия.

У каждого Бог в сердце, говорил Толстой, и человек имеет возможность общаться с Ним лично и под свою ответственность, сопоставляя собственные поступки с Его заповедями. Общаться без посредников в лице священнослужителей, которых великий писатель и мыслитель считал самозванцами, навязывающимися людям в качестве их платных агентов перед Богом. Бог ведает все сердца и в агентуре не нуждается – так можно, наверное, кратко и на современный лад сформулировать мысли Льва Толстого о Боге, вере и церкви. Любое религиозное объединение людей он считал античеловечным, ведущим к межрелигиозной вражде и ненависти и призывал священников всех вероисповеданий перестать морочить паству. Лев Николаевич, кстати, не заблуждался насчет религиозности русского народа и уже тогда, больше ста лет назад, когда в ходу была еще официальная триада «самодержавие, православие, народность», считал эту религиозность мифом. Что и подтвердилось всего через семь лет после его ухода – в 1917-м. Через сто лет ситуация с религиозностью в России изменилась, как видим, мало. В этом отношении мы как Европа. И тогда, и сейчас. Особенно сейчас.

Дата публикации: 18-11-2015 Автор: Василий Мельник

7.53MB | MySQL:36 | 0.580sec