18+
Газета СК - на главную

За глаза называли Матерью

5 октября 2015 года исполнилось 100 лет со дня рождения Веры Васильевны Лавровой. Ее, замечательного врача-хирурга, до сих пор с благодарностью вспоминают жители Новочеремшанска Новомалыклинского района, где она проработала более 40 лет. В поселке, ставшем родным для Веры Васильевны, ее называли Матерью. Говорили: Как Мать скажет, так и будет.

Вера Васильевна родилась в 1915 году в городе Бузулуке Оренбургской губернии. Ее мать против воли зажиточных родителей вышла замуж за бедного юношу, и семья от молодых отвернулась. Жили они бедно – пятеро детей ходили в школу по очереди, потому что обуви на всех не хватало. Голод 1920-х пережили благодаря тому, что сестры несколько раз в день бегали в церковь, где ели просвирки и пили кагор. А братья однажды едва выжили после того, как наелись дубовых листьев и желудей. Их отец умер рано, но все дети получили высшее образование и состоялись в жизни.

В конце 1930-х годов Вера, студентка Куйбышевского медицинского института, вышла замуж за Александра Лаврова: молодого выпускника планово-экономического института направили в Ульяновск возглавлять Горплан. Узнав о том, что на базе Куйбышевского мединститута создают военно-медицинскую академию, он перевел жену в Казанский медицинский. Получив образование и родив первенца Славу, Вера Васильевна устроилась хирургом в детскую больницу, что на улице Льва Толстого. Работала там недолго: муж заболел туберкулезом, и ему посоветовали переехать в деревню. Так Лавровы оказались в Старой Сахче Мелекесского района, где Вера Васильевна возглавила местную больницу. Но муж вскоре умер, и в 1944 году Лаврову перевели в Старый Салаван Новомалыклинского района.

С этим поселком связано более 40 лет ее жизни. На 11 тысяч человек населения в ту пору была небольшая участковая больница, за переустройство которой и взялась Вера Васильевна. Построила детское и два хирургических отделения, здание “Скорой помощи”, открыла стоматологический кабинет, пригласила в штат окулиста. Все отделения она укомплектовала по последнему слову техники. В СССР только появились автоматические стиральные машинки – и она сразу приобрела одну для больничной прачечной. Навела порядок в хозяйственном блоке. Территория больницы содержалась в безупречном состоянии, говорили, что на ней чисто, как в операционной. В тени деревьев летом пациенты отдыхали и обедали, чувствуя себя, словно на курорте. Со временем Лаврова организовала хороший автопарк, но до последнего дня работы в этой больнице держала и лошадь. Бывало, посреди ночи родственники больных приходили к ней домой – никому не отказывала, ехала в соседние деревни верхом.

Лаврову односельчане очень уважали, постоянно выбирали в поселковый, районный, областной советы народных депутатов. Когда умер ее сын, который просил похоронить его рядом с отцом на кладбище в Старой Сахче, жители деревни несли его от дома до погоста на руках – именно из уважения к Вере Васильевне, к которой они по привычке продолжали ходить на прием – их не смущал путь в пять километров.

Слава о ней шла по всей округе – к хирургу Лавровой шли пациенты из соседних районов и Куйбышевской области. Работа занимала почти все время: одних только операций проводила ежедневно по пять штук. Вера Васильевна постоянно училась: много читала, ездила на курсы повышения квалификации и потому делала все виды полостных операций, а также гинекологические.

В Старом Салаване она снова вышла замуж, родила дочь Ларису. Конечно, дочери не хватало общения с матерью, которая вставала до зари и поздно возвращалась. Свою маму она запомнила очень доброй и одновременно строгой к себе и подчиненным. Не позволяла себя “благодарить”, не брала от больных ничего. Однажды позвонила дочери и строго-настрого запретила брать бидон меда у мужчины, который “грозился”  принести “благодарность” к ней домой. Лариса долго слушала, как мужчина стучал в ворота. Не дождавшись ответа, он оставил бидон у калитки. Зато сама Лаврова готова была раздать все свое другим. У ее дома был разбит сад, и урожай фруктов и ягод она возами отправляла в больницу – не продавала, а отдавала даром. Возвращаясь вечером домой, супруги звали соседских ребятишек зайти в сад, поесть яблок и вишен.

Веру Васильевну не раз приглашали в Ульяновск, возглавить облздрав. Но она наотрез отказывалась: боялась, вдруг снова начнутся война и голод. Как выживать в городе, непонятно, а в деревне выручит свое хозяйство. Но в 1985 году, незадолго до ее 70-летия, Вера Васильевна перенесла инфаркт, уволилась и переехала в Ульяновск. Соседи дочери, у которой она поселилась, быстро узнали, что рядом появился врач, и ходили к ней со своими болезнями. Наблюдая со стороны за состоянием медицины, она переживала: “Как же так, наша медицина была лучшей в мире, что с нами случилось?”.

В возрасте 84 лет Вера Васильевна скончалась. Новочеремшанцы (в 1950-х годах Старый Салаван переименовали в Новочеремшанск) настаивали на том, чтобы любимого доктора, Мать, похоронили на их кладбище, но по решению семьи она покоится на одном из ульяновских кладбищ. Смерть бабушки тяжело перенесла ее внучка Вероника, которая унаследовала внутренний стержень Веры Васильевны и нуждалась в ее советах. А дело ее жизни продолжили дочь Лариса (стоматолог на пенсии) и внук Саша. Александр Лавров – тоже хирург.

В 1969 году Вере Васильевне Лавровой присвоили звание Героя Социалистического Труда. Она – отличник здравоохранения, награждена орденом Ленина, двумя медалями. С 1998 года – Почетный гражданин Ульяновской области.  

 Марина ВОЛКОВА.

Дата публикации: 07-10-2015 Автор:

27.66MB | MySQL:35 | 0.825sec