18+
Газета СК - на главную

Споткнулись о навес

Дорога в несколько метров шириной и вам кажется узкой?

Кто больше готов к диалогу – бизнес или церковь, – выяснилось в суде

Конфликт между прихожанами храма Трех Святителей и предпринимателем Алексеем Рыжевским продолжает развиваться. Как мы сообщали ранее (в статьях «Дорога к храму станет уже» от 19 марта и «Коса и камень, лед и пламень, и никаких гвоздей!» от 2 апреля 2015 года), посетителям храма не понравилось начавшееся еще зимой строительство около церкви. 17 апреля завершился суд в первой инстанции. Предприниматель, выступавший по делу в качестве ответчика, проиграл.

Все началось в феврале. Андрей Мокровский, прихожанин храма Трех Святителей, что расположен по адресу: улица Гончарова, 30а, обратился в Ленинский районный суд с требованием о демонтаже незаконного строения. В иске значилось: «Собственник помещения по улице Гончарова, 30 Рыжевский А.Г. начал незаконно, без необходимых разрешительных документов, возводить капитальный пристрой к принадлежащему ему зданию. Данное самовольное строительство нарушает охраняемые законом мои права и интересы, создает угрозу моей жизни и здоровью. Работы ведутся в непосредственной близости к храму. Зачастую на единственном существующем проходе к храму ведется монтаж металлических конструкций, обрушение которых может привести к человеческим жертвам». Прихожане поддержали исковое заявление и потребовали прекращения строительных работ до вынесения решения суда.

Казалось бы, требование резонное. Особенно в свете того, что строительство идет в непосредственной близости к памятнику архитектуры, объекту культурного наследия. Но на суде были представлены такие факты, которые в некоем идеальном мире могли обеспечить победу ответчику.

Во-первых, прихожане в 2007 году уже судились по поводу этого навеса, требуя его сноса. Ленинский районный, Ульяновский областной и арбитражный суды (последний – в Самаре) тогда не удовлетворили требования истцов. Как справедливо заметил предприниматель Исаак Гринберг, новые иски по одному и тому же поводу только загружают и без того заваленный делами суд. В том же году на месте конфликта побывал мэр Сергей Ермаков. Он распорядился, чтобы предприниматель Рыжевский отгородил территорию навеса, под которым размещалось летнее кафе, двухметровым забором. Теперь прихожан раздражает и забор.

Во-вторых, достаточным ответом на обвинение в «незаконном, без необходимых разрешительных документов» строительстве должны были стать разрешения, полученные Рыжевским в предыдущие годы. Собственно, земельный участок, примыкающий непосредственно к дому №30 по улице Гончарова, Рыжевский получил в 2002 году на правах аренды именно для строительства пристроя. Уже в 2004 году он стал собственником участка.

В 2012 году он решил увеличить площади и обратился в областной комитет по культурному наследию с просьбой согласовать строительство трехэтажного пристроя. Получив рекомендацию уменьшить этажность, он предоставил новый эскиз, и двухэтажный вариант был одобрен председателем комитета Шарпудином Хаутиевым.

- Мы и сейчас готовы внести любые изменения в проект, это легко сделать, – пояснил Алексей Рыжевский.

Кроме того, городская администрация дала добро на возведение трехэтажного пристроя с мансардой – этот документ подписан главой администрации Ульяновска Сергеем Панчиным. Но бизнесмен решил ограничиться всего лишь обновлением навеса высотой в один этаж! Кстати, Торгово-промышленная палата Ульяновской области определила виды строительных объектов, обязательных для согласования, и нестационарные объекты типа того же навеса согласованию не подлежат.

В-третьих. Это касается ограничения по строительным работам в зоне охраны объектов культурного наследия. Похожий иск с требованием демонтировать металлическую конструкцию (тот самый навес) предъявило на суде областное минискусства и культурной политики. Правда, ведомство руководствовалось не удобством прихожан, а рядом документов: Федеральным законом №73 «Об объектах культурного наследия», Постановлением облправительства 256-П от 2 июля 2009 года. Предмет спора расположен в зоне охраны федерального значения, и сам он является памятником регионального значения. А это значит, что строительные работы здесь возможны только по согласованию с департаментом по культурному наследию (который является структурным подразделением минискусства), кроме того, не должны искажать визуальный облик памятника архитектуры и истории.

Адвокат Альбина Алферова построила защиту Рыжевского, исходя из сомнений в законности Постановления № 256-П. Основываясь на главном документе – Законе № 73ФЗ, – зоны охраны должны быть утвержденными Минкультуры РФ. «Сделано ли это?» этот вопрос, заданный адвокатом неоднократно, так и не получил ответа у представителя областной власти. А Алферова заявила о готовности провести правовой анализ всех трех документов. По ее мнению, в сегодняшнем состоянии формирования зон охраны их нельзя считать согласованными, а требования по ним – подлежащими исполнению.

Кроме того, сотрудница министерства не ответила и на вопрос, в какой части Постановления 256-П описаны границы охраны дома № 30 по улице Гончарова, к которому примыкает навес: адвокат этой информации в документе не обнаружила. Чиновница минискусства заявила, будто в ведомстве имеется приказ, которым определены и закреплены границы охраны этого здания. Для того чтобы документ доставили в суд, судья Владимир Рыбалко сделал перерыв в заседании.

Каков же был конфуз, когда на столе судьи оказался нормативный акт о границах другого памятника, расположенного по адресу: улица Гончарова, 30а. Причем приказ был, видимо, срочно издан в связи с этим делом, о чем говорит дата подписания документа 31 марта 2015 года.

Разбираться в юридических тонкостях дело сложное. А вот нарушение прав предпринимателя – дело очевидное даже для обывателя. Прихожане обратились не только в суд, но и в региональное минискусства.

Прежде чем выехать на место, чиновники обязаны обратиться за разрешением внеплановой проверки в прокуратуру. Однако прокуратура ответила ведомству отказом, так как, на ее взгляд, стройка не угрожает жизни и здоровью человека. Тем не менее, вопреки запрету, чиновники явились на «место происшествия».

В-четвертых. Если бы в России действовало прецедентное право, дело решилось бы за считанные минуты. Но, как уже говорилось, мы находимся в другом государстве. За последнюю пару десятилетий в небольшом квартале, в центре города, в границах улиц Карла Маркса, Гончарова, Бебеля и переулка Пожарного, случилось много того, что по размаху строительства в разы превосходит масштаб спорного навеса. Возведено два многоэтажных жилых дома (один из них высотой в десять этажей), торгово-офисный центр в непосредственной близости к тому же храму. Что это – двойные стандарты?

- Я поговорил с владельцами этих зданий, и оказалось, что ни один из них не согласовывал проекты с министерством искусства и культурной политики, – сообщил на суде Гринберг. – К сожалению, ни один из них не разрешил называть своиимена в суде.

Кстати, этот квартал почему-то называют зоной охраны федерального значения (повторимся, не утвержденной на федеральном уровне), тогда как здесь имеется только один памятник федерального значения – дом №38/8 на перекрестке улиц Гончарова и Карла Маркса, отстоящий в нескольких десятках метров от предмета спора. И этот объект «бросает тень» на целый квартал.

Как известно, судебное разбирательство может закончиться мировым соглашением.

Но в «споре о навесе» одна из сторон наотрез отказалась от каких-либо переговоров.

Прихожане Трехсвятской церкви не приняли ни одного предложения как Рыжевского, так и Гринберга. А вариантов было немало.

- Исаак Павлович предложил благоустроить площадь перед церковью, – рассказал Алексей Гордеевич. – Кстати, несколько лет назад я навел порядок во дворе дома, когда вывез оттуда несколько грузовиков с мусором и заасфальтировал проезжую часть. Сейчас я готов и площадь обустроить, и достроить навес до полноценного одноэтажного пристроя, а часть помещений предоставить церкви для ее нужд. Сдавала бы община эти помещения в аренду или организовала в них церковно-приходскую школу, я не стал бы вмешиваться. И эти идеи поначалу понравились настоятелю церкви отцу Николаю, но потом он от них отказался. С ними же я обращался в Ульяновскую Городскую Думу, и на трех заседаниях они были поддержаны депутатским корпусом. Один из депутатов, Назир Шамсутдинов, предложил в качестве компромисса выступить в роли благотворителя, организовать питание для малоимущих.

Я согласился. Но когда дело дошло до утверждения, Гордума мне вдруг отказала.

На последнем заседании суда, состоявшемся 17 апреля, произошло то, что подтвердило предположения предпринимателей о желании власти прозвучать в громком деле, ведь в сентябре этого года должны состояться выборы депутатов Ульяновской Городской Думы. На слушание явилось не меньше 15 человек, представителей Общественного народного фронта. Среди них был и тот самый депутат Гордумы Шамсутдинов. Участие в судьбе прихода наверняка не пройдет незамеченным и принесет ему немало голосов.

Алексей Рыжевский еще не потерял надежды на компромисс. Естьмесяц на то, чтобы подать апелляцию в областной суд.

Денис ВЕТРОВ.

Дата публикации: 25-04-2015 Автор:

7.51MB | MySQL:34 | 0.859sec