18+
Газета СК - на главную

Твиттервласть в твиттергороде

Система государственного управления деградировала и представляет из себя стопроцентный хаос.

Особенно красноречиво эта деградация видна на состоянии городских дорог и тротуаров. К труднопроходимости дорог уже все привыкли, и, матерясь, кто про себя, кто вслух, разбиваем свои машины. А вот с тротуарами ситуация просто чрезвычайная. Сколько людей уже на них попадало, переломав руки, ноги и прочие части тела. Никто из тех, кто обязан за эти территории отвечать, не ударяет и пальцем о палец, и если молодежь еще соображает, как обойти сплошные колдобины, то старики – первые жертвы этого чиновничьего равнодушия.

Примерно это мы и предсказывали, когда менялась структура городского управления и вводилась невыборная должность сити-менеджера, главой же города становился человек из числа депутатов Городской Думы. Получилась классическая схема нулевой ничьей: один имеет формальные полномочия, но реально пользоваться ими может лишь по указанию. Другой формально не может ничего, но реально зачастую – все, и это «все» не в интересах простого человека.

Видимость же управленческой деятельности имитируется активностью в «Фейсбуке» или «Твиттере». Происходит это так. Кто-то из беспокойных горожан делает снимок очередной муниципальной жути и выкладывает его, например, в «Твиттер». Представитель руководства Беспечный выкладывает к снимку резолюцию: «Печкину – в работу!». Печкин или кто-то из его аппарата в свою очередь пишет: «Птахину – разобраться!». Птахин, увидев распоряжение, оставляет свой «пост»: «Птенчикову выяснить!». Птенчиков – Галчонку: «Займись!». Галчонок резюмирует: «В связи с неопределенностью в вопросе принадлежности указанного объекта установить ответственного за устранение недостатков, зафиксированных на снимке, не представляется возможным». Все, управленческое действие завершено, жуть осталась на месте и на фото – для истории, поехали дальше!

Год-полтора назад администрация президента России предупреждала чиновничество на местах, что ему не следует увлекаться социальными сетями, но очевидно, что предупреждение в Ульяновске было оставлено без внимания. И, будь моя воля, я запретил бы им твиттеры и фейсбуки законодательно. Во-первых, потому что чиновники увидели в компьютере легальный способ ухода от населения, его жизни и проблем (в «Твиттере» их аудитория – 30-40 человек). Во-вторых, потому что они от этого элементарно свихиваются. И более-то занятые и крепкие натуры слетают от твиттеров с катушек, так что уж говорить о них, чьей основной проблемой является безделье на работе. Они очень быстро подсаживаются на сеть, как на наркотик, и то, что видят в компьютере, им начинает казаться большей реальностью, чем падающие на улицах горожане и беспредел в ЖКХ. На улицах и в ЖКХ – живые люди, а это скучно. Знаю по собственным знакомым: даже когда я сижу рядом, им бы хотелось, чтобы я в это время был в компьютере и они могли бы со мной нормально пообщаться.

Но трансформация моих знакомых не несет негативных последствий для посторонних, с представителями же власти все иначе. Комплекс того, что с ними произошло, сопровождается широкомасштабным злом для города и его жителей. Так, например, прокуратура выявляет массу случаев, когда застройщики начинают работу на городскойтерритории без каких-либо разрешительных документов либо с документами, но выданными незаконно. Кто выдал – Печкин? Нет, это сделали другие люди. По указанию Печкина? Тоже нет – по словесному распоряжению птицы, к городу отношения не имеющей, из леса, но при власти. Кого наказывать?

Некого, все как бы ни при чем. И это только один пример злоупотреблений.

Дата публикации: 16-04-2015 Автор: Артур Таниев

7.48MB | MySQL:36 | 0.989sec