18+
Газета СК - на главную

Деньги – на полку

Крупнейшие розничные продуктовые сети России объявили о готовности заморозить на два месяца цены на 20 социально значимых товаров первой необходимости. ФАС не против. Однако за последние месяцы стоимость даже самых обычных продуктов уже взлетела до таких высот, что многим их покупка стала просто не по карману, как, например, сыр. Тем более, масштабные прокурорские проверки продовольственных магазинов свидетельствуют: самое серьезное увеличение цены происходит именно на этапе розничной продажи. В премудростях ценообразования разбирался корреспондент «СК».

Весной заморозят

 В ответ на предупреждение вице-премьера РФ Аркадия Дворковича о возможном введении в стране регулирования цен на продовольствие Ассоциация компаний розничной торговли (АКОРТ), в которую входят «Магнит», Х5 Retail Group («Пятерочка», «Перекресток», «Карусель»), «Ашан», «Дикси», Metro Cash & Carry, «Лента», «О’кей», «Глобус», «Билла», «Зельгрос», «Вестер», «Утконос», предложила свой вариант стабилизации цен на социально значимые продукты питания. Предполагается, в частности, что крупнейшие розничные продуктовые сети заморозят на два месяца цены на 20 самых ходовых продуктов. Каждая торговая сеть при этом вправе самостоятельно определять состав корзины замороженных цен, приняв за основу перечень социально значимых продовольственных товаров, утвержденный Постановлением правительства РФ №530 от 15 июля 2010 года. В него входят: говядина, свинина, баранина, куры, неразделанная замороженная рыба, молоко и некоторые молочные продукты, сахар и соль, подсолнечное масло, некоторые крупы, картофель, капуста, морковь, яблоки и т. д.

В четверг инициатива АКОРТ была одобрена ФАС, в которой в данном случае не увидели признаков сговора между продавцами.

Из присутствующих в Ульяновской области сетей о замораживании цен объявила пока только Metro Cash & Carry.

- Принято решение зафиксировать цены на основной ассортимент социально значимых товаров (таких, как молоко, хлеб, крупы, макароны и др.) во всех торговых центрах во всех 46 регионах присутствия компании в России – от Калининграда до Иркутска – сроком на два месяца, по 13 апреля 2015 года включительно, рассказала руководитель по корпоративным и внешним коммуникациям российского представительства компании Оксана Токарева.

Большинство аналитиков сходятся во мнении, что инициатива АКОРТ, даже если она будет реализована, в целом вряд ли принесет сколь-нибудь значимый результат, а, возможно, вызовет и обратный эффект. Как признаются сами сетевики, наценки на товары «из списка» попросту будут перераспределены на другие продукты, стоимость которых увеличится еще значительнее. Кроме того, социально значимыми ритейлеры признают не товары, а определенные торговые наименования, поэтому вероятен риск их исчезновения с полок. Опыт предыдущей «заморозки» цен в 2010 году показал, что социальные товары сразу становятся дефицитными – они достаются тому, кто раньше пришел в магазин. Во избежание недовольства и давки сети будут отказываться от закупки таких продуктов, в результате в лучшем случае они перекочуют на рынки, ценники на которых уже никто не контролирует.

Все входящие платят

 Так что нынешняя инициатива АКОРТ является скорее пиар-ходом.

Цель – создать у населения мнение о ритейле как о социально ответственном бизнесе. Тем более что градус критики в отношении торговцев все последние месяцы только нарастает.

Способствуют тому, кроме всего прочего, и проходящие с начала нынешнего года во всех регионах страны прокурорские проверки продуктовых сетей с выводами о том, что наибольший рост стоимости продуктов на пути от производителя к покупателю происходит именно на этапе розничной торговли. Так, как отмечают в прокуратуре Ульяновской области, разница между оптовой и розничной ценой должна быть не больше 30 процентов на продукты первой необходимости. Однако ульяновские супермаркеты часто этот предел превышают. В частности, при проверке супермаркетов «Гулливер» выяснилось, что при закупочной цене 39,5 рубля за килограмм сахарпесок там продают по 52,9 рубля, то есть почти на 34 процента дороже.

Примерно такую же наценку в магазинах делали на пшеничную муку. На подсолнечное масло в том же «Гулливере» цена после оптовой закупки вырастает на 23,7 процента, на рис на 25,5 процента. В прокуратуре признают, что это в допустимых рамках, но все же оснований для таких наценок не видят.

Один из ульяновских производителей молочной продукции и вовсе признался, что наценка в местных сетях достигает 50 процентов от закупочной цены.

- У себя на предприятии мы стараемся всячески сдерживать отпускные цены, но, когда видишь в магазине свой товар с такой прибавкой в цене, чувствуешь себя обманутым.

Невольно задаешься вопросом: а стоит ли экономить каждую копейку, лишать себя чего-то, когда другие этого делать не хотят? – сетует он.

Впрочем, наценка в процессе определения стоимости товара – это лишь вершина айсберга. В частности, законом о торговле предусмотрена выплата вознаграждения сети в размере не более десяти процентов от стоимости поставленного товара. По задумке законодателей, эта выплата должна стимулировать ритейлеров продавать больше продукции, однако в итоге она стала обязательной и превратилась в налог с продаж. Сегодня эти десять процентов платят все поставщики.

К этой «десятине» прибавляются еще самые разные сборы, которые называются инвестициями в сеть. Эти поборы скрыты в договорах поставок под всевозможными формулировками. Деньги с производителей берут за выкладку товаров на определенных полках, рекламные акции, представление продукции в каталогах и тому подобное.

Производители, особенно в крупных городах, не могут обходиться без крупных продуктовых сетей, которым не осталось альтернативы. И сети этим пользуются. Журнал «Огонек» приводит данные Молокосоюза и от—дельных производителей: раз в квартал каждый поставщик платит сети до 35 процентов от оборота. Там же приводятся данные по исследованию Молокосоюзом цен в одной из сетей.

Выяснилось следующее: цена сыра на полке – 600 рублей, поставлен он был за 436 рублей. Маркетинговые выплаты сетям при этом составили 25 процентов, бонус сети за объем товара – десять процентов. Таким образом, совокупный доход сети составил 240 рублей, то есть 40 процентов от цены на полке. Доход производителя – 50 рублей, или 8,4 процента от цены на полке. Точно такие же цифры по йогуртам.

Платить такие взносы сетям способны далеко не все производители, пусть даже их продукция – трижды хороша. Впрочем, с попаданием на полку всегда готовы помочь дистрибьюторы – фирмы-посредники, которые умеют договариваться с сетевиками.

Естественно, за свои услуги они берут процент, который также закладывается в конечную стоимость товара.

Помимо всего прочего, многих производителей ритейлеры заставляют забирать свой непроданный, с истекшим сроком годности товар по той же цене, по которой поставили. В таких условиях магазины заказывают товар «с запасом». И если, к примеру, молоко еще подлежит переработке, то зачерствевший хлеб, как правило, попросту идет на свалку. За него тоже платит покупатель.

По наблюдениям нашей читательницы Евгении Михайловны, цены на одни и те же продукты различаются не только между ритейлерами, но и в магазинах одной сети.

- К примеру, батон «Солнечный» в «Магните» на улице Самарской стоит 21,6 рубля, в «Магните» на Рябикова – 22,6, а на Жигулевской – 22,8 рубля. То же самое с молоком: «Волжские просторы» (3,2%) в тех же магазинах продаются соответственно по 32,4 рубля, 32,8 рубля и 33,2 рубля за пакет, – говорит она.

Дата публикации: 28-02-2015 Автор: Дмитрий Минаев

27.71MB | MySQL:36 | 0.750sec