18+
Газета СК - на главную

Чем больна культура

Статус культурной столицы дискредитируют не только существующие
проблемы отрасли, но и поведение некоторых жителей города.

Министерство искусства и культурной политики Ульяновской области опубликовало проект стратегии культурной политики региона до 2025 года. В документе, который разработал Новый институт культурологии Кирилла Разлогова, перечислены и проблемы отрасли. Насчитали почти 30 пунктов.

В регионе, судя по выступлениям чиновников, их докладам, есть отрасли, которые больны хронически – болезни эти давние, прогрессирующие, но к ним мы уже, в общем, даже привыкли. О «хроническом недоремонте дорог» «Симбирский курьер» пишет постоянно, сама фраза, характеризующая состояние магистралей области, принадлежала тогда еще министру транспорта Андрею Тюрину. Теперь появилась новая болезнь – «хроническое недофинансирование сферы культуры и искусства, уходящее своими корнями в 90-е годы». Эта сентенция из проекта стратегии культурного развития выносится авторами в начало раздела о проблемах отрасли как одна из главных их причин. Конкретнее о болезнях культуры в области рассказывают по пунктам, из них шесть – глобальные, общерегиональные проблемы. Все перечислять не будем, ограничившись главными.

Хроническое недофинансирование

 Главные проблемы связаны, конечно, с нищетой культуры региона. На нее деньги тратили в кризисные годы с большой неохотой.

Причем в 2000-е годы ситуация вроде стала выправляться: в период с 2003 по 2012 год расходы на эту сферу увеличились в регионе в два раза, если сравнивать в сопоставимых ценах, и ежегодно власти тратили на культуру все больше и больше денег. Однако анализ показал, что даже в денежном 2012 году Ульяновская область была среди тех субъектов федерации, которые на культуру отпускали меньше, чем в среднем по России.

При этом деньги эти все шли в основном из регионального бюджета – самостоятельно культурные учреждения никогда толком не зарабатывали. Эксперты приводят цифры: на долю доходов от основной деятельности приходится менее одного процента от объема всех финансовых поступлений! Несмотря на то, что в последнее время чиновники заставляют учреждения культуры самостоятельно искать деньги, в документе подмечается, что дело не столько в неумении зарабатывать, сколько в недостаточном социально-экономическом благополучии людей, которые в идеале должны были быть потребителями услуг. Действительно, далеко не все готовы платить за то, чтобы ребенок развивался духовно – по той простой причине, что тогда не останется денег ему же на одежду.

Более того, даже теми деньгами, которые у учреждений культуры есть, они не могут самостоятельно распоряжаться – ограничения накладывает форма собственности. 52 процента всех организаций считаются казенными учреждениями, причем в последние годы происходит тенденция к увеличению этого процента в казенные попадают бюджетные организации.

У такой формы есть две стороны медали – контроль над расходом средств увеличивается, но и свобода этими деньгами распоряжаться ограничена. Культурные учреждения, которые априори должны быть организациями творческими, загнаны в жесткие финансовые рамки.

Более того, за последние десять лет культурно-досуговых учреждений и клубных формирований, библиотек, детских школ искусств стало меньше – и тенденция к сокращению их числа сохраняется. А ведь это, как подмечают составители документа, зачастую единственный очаг культуры на селе.

Острая кадровая недостаточность

 Еще одной болезни культуры Ульяновской области можно поставить именно такой диагноз. Хотя пожаловаться на аналогичные проблемы могут и школы, и больницы. Причины острой кадровой недостаточности понятны.

Главная, разумеется, опять завязана на финансировании отрасли – составители стратегии говорят о сохраняющемся отставании оплаты труда работников культуры от средней по области. Это сказывается на статусе культурных деятелей – непрестижная это сфера деятельности, – а также существенно сокращает возможности для привлечения молодых специалистов. К 2018 году в регионе, согласно указу президента, работники этой отрасли должны получать столько же, сколько получают в среднем в области, но в 2013 году, хотя и происходило плановое повышение уровня оплаты труда, до необходимого уровня не хватало аж 43,6 процента. Во многих регионах, между прочим, платят значительно лучше.

Отсюда и еще одна проблема – устаревание кадрового состава. Да и к квалификации сотрудников у составителей документа есть претензии – эксперты считают, что за нынешними веяниями деятели сферы искусства откровенно не успевают, особенно в районных домах культуры.

Возможно, молодежь охотнее бы шла «в культуру» даже при нынешней зарплате, будь у нее социальные гарантии. Но мер поддержки для молодых специалистов мало. Те отвечают «взаимностью» – теряют мотивацию либо просто уезжают в другой регион.

Синдром дефицита внимания

 Третья болезнь, которая выделяется из проблем, описанных в стратегии развития, характеризуется тем, что деньги в свое время направляли на совсем иные нужды, не обращая должного внимания на культурные проблемы. И привело это к тому, что сейчас база, на которой стоит ульяновская культура, оставляет желать лучшего.

Составители документа называют, в частности, отсутствие полноценной базовой инфраструктуры для развития туризма – это при том, что туристско-рекреационный потенциал у области высок. Но более показательно материально-техническое оснащение учреждений культуры – многие здания и помещения требуют капитального ремонта либо вовсе находятся в аварийном состоянии. В этом отношении как не вспомнить историю со зданием для Госархива области, которое обещают – обещают, а деньги в итоге перенаправляют на другие нужды.

Проблема нехватки внимания к культуре сопряжена и с недостатками благоустройства в регионе – в большинстве муниципальных образований рекреационных зон в публичных пространствах очень мало, считают эксперты, а это существенно снижает возможность проведения досуга для населения. Тем более нет инфраструктуры для проведения вечернего досуга – в основном вся ночная жизнь в районах сваливается в дискотеки, об уровне и сути которых говорить даже не хочется.

Эксперты Нового института культурологии прекрасно понимают, что болезни культурной сферы – это всего лишь симптомы на фоне всех проблем российской и ульяновской действительности. Среди глобальных проблем, с которыми нужно справиться, чтобы и культура зажила хорошо, называются неблагополучие районов, сокращение численности населения, низкий уровень доходов, плохие дороги и общероссийская тенденция к сокращению расходов на культуру. Отдельно стоит отметить синдром дефицита внимания практически в медицинском смысле у чиновников: они не могут удержать внимание на одной проблеме и часто не доводят до конца уже начатыепреобразования, только лишний раз усложняя документооборот и увеличивая нормы отчетности.

Дата публикации: 02-09-2014 Автор: Сергей Гурьянов

27.69MB | MySQL:36 | 0.924sec