18+
Газета СК - на главную

Истории «города мертвых»

Воскресенскую церковь построили по проекту Федора Ливчака.

Прогулка по кладбищу может быть настолько познавательной, что несколько часов пролетают незаметно. А если кладбище давно закрыто для новых захоронений и является местом не столько скорби, сколько памяти, то на нем, на мой взгляд, уместны любые рассказы – как печальные, так и анекдотичные. И теми и другими буквально напичкан архивист Антон Шабалкин. А источники их самые разные – архивные документы, воспоминания старожилов, записки других краеведов…

Рандеву для журналистов на «старом кладбище», как называют горожане Воскресенское кладбище на улице Карла Маркса, было назначено Шабалкиным в связи с приближающимся 140-летием некрополя, открытого 15 (27) июля 1874 года. Об этой дате достоверно известно из объявления, распечатанного тиражом 200 экземпляров и развешенного по всему Симбирску 10 июля того же года. В нем сообщалось о закрытии Всехсвятского и открытии нового кладбища напротив завода купца Бабушкина. Тогда же кладбище поделили на участки с оплатой за погребение в 25, 10, 3 рубля и обозначили бесплатные места для малоимущих, католиков и лютеран. Буквально через несколько лет кладбище едва не закрыли, поскольку в низовьях Волги, в районе Астрахани, распространилась ветлянская чума. Пока рассуждали о том, насколько она опасна и во сколько обойдется обустройство нового кладбища, чума прекратилась сама собой, и вопрос был закрыт.

Вопреки планам, расширялось оно не в сторону Куликовки, так как местные крестьяне наотрез отказались продавать свои земли городской власти, а вдоль дороги на Мостовую (улицы как таковой там тогда не было). К 1972 году кладбище оказалось со всех сторон окруженным домами, и 1 августа было принято решение о его закрытии. С тех пор на нем хоронили лишь родственников ранее похороненных, а также священнослужителей, причем в исключительных случаях.

Удачно опохмелилась

 В голодное послевоенное время на этом кладбище случилась развеселая история, описанная ученым Сергеем Корытиным в книге «Тигр под наркозом», посвященной воздействию наркотиков и алкоголя на человека и животных. Два грабителя после удачного визита в некий дом решили переждать ночь в одной из могил, заранее подготовленных на случай похорон. Сбросив в нее свои тюки, они спустились туда же и решили хлебнуть водки, но едва начали пить, как из могильной тьмы раздался хриплый голос: «Ребята, мне-то глоточек оставьте!». Бросив награбленное и бутылку, воры рванули куда глаза глядят. А наутро кладбищенский сторож обнаружил в яме сотрудницу куликовской пекарни, которая, видимо, накануне что-то отметила, и ноги спьяну тоже занесли ее на кладбище. По случайному совпадению, улеглась она в той же могиле, в которую решили спрятаться и грабители. Бульканье водки женщину разбудило, и когда перепуганные воры убежали, она опустошила бутылку, устроилась на тюках и заснула.

Антон Шабалкин у могил отца и сына Минаевых.

 

 

Кстати, именно при Воскресенской церкви было создано в 1912 году первое в Симбирске общество трезвости. Причем Симбирская консистория над Иоанном Апраксиным, лоббировавшим эту идею, посмеивалось: мол, зачем вам общество трезвости, если все ваши клиенты давно трезвенники. Тем не менее общество было открыто.

Трамвай благословлен

 Позднее, в 1960-х годах, когда в городе прокладывали новую трамвайную линию, случился другой курьезный случай. Кто-то посчитал нужным согласовать проект с настоятелем кладбищенской церкви. Священником тогда был Никифор Иосифович Николаев (похоронен он здесь же). Он задал инженеру несколько дельных технических вопросов и начертал на проекте: «Благословляю!». Так что трамваи ездят по улице Карла Маркса с благословения Божия. Кстати, церкви на кладбище не было довольно долго Федор Ливчак построил ее только к лету 1911 года, хотя за 30 с лишним лет разрабатывалось несколько проектов. Городская власть подумывала даже о строительстве большой красивой церкви в новорусском стиле по проекту Леонида Анненкова, но средств на нее все не хватало. Этот храм ожидала судьба большинства церквей: 2 августа 1941 года городские власти приняли абсурдное решение: отдать здание, расположенное на действующем кладбище, ульяновскому пункту заготзерна под засыпку хлебом! Храм спасло только то, что в годы войны в Ульяновск была эвакуирована Московская патриархия. Наверное, благодаря тому же внутри сохранились дореволюционные росписи – в единственном из сохранившихся городских храмов. Некоторое время назад Антон Шабалкин, увлекающийся фотосъемкой храмов, обнаружил поразительное сходство между росписями Покровского храма в Самаре и Воскресенской церкви. В Самаре Воскресение Господне изобразили художники Криволуцкий и Князев: вероятно, они или их ученики повторили сюжет в Симбирске.

Знаменитые фамилии

На Воскресенском кладбище – или некрополе, как называет его Шабалкин – есть повод вспомнить имена людей, известных во всем мире. Например, здесь покоится прах Александра Пушкина. Праправнук и тезка великого поэта был эвакуирован в Ульяновск вместе с матерью и сестрой в 1940-е годы. Мальчик приехал здоровым, но простыл и умер. А его сестра жива до сих пор. Неподалеку покоится человек, имевший прямое отношение к Гончаровым: Павел Карлович Рудольф – свояк Николая Александровича Гончарова, то есть родной брат его жены. Неподалеку от церкви похоронена Мария Михайловна Павлова – приходящая няня семьи Ульяновых. Она была всего на пять лет старше Володи и, по-видимому, ухаживала за младшими детьми Марии Александровны.

Неприметна могила Якова Васильевича Глинки, стоявшего у истоков российского парламентаризма и являвшегося главой канцелярии четырех российских Государственных Дум с 1906 по 1917 годы. После революции он резко сменил род деятельности, вспомнив о своем юношеском увлечении живописью и став театральным художником. Он трудился в театрах разных городов, а свой путь закончил в Ульяновске. Смерть застала его на балконе музыкального училища, что располагается напротив Карамзинского сквера. Во время очередного совещания отдела культуры он почувствовал себя плохо и вышел на балкон. За ним выбежал другой театральный художник, Николай Митрофанов, и увидел своего коллегу и учителя уже мертвым.

Собаки прятались в подворотне

 Близ церкви, по бокам от могилы первого симбирского архиепископа Анатолия, покоятся вторая жена и один из сыновей полицмейстера Василия Асафовича Пифиева. Василий Асафович был личностью легендарной, он возглавлял симбирскую полицию без малого 28 лет – с июля 1888 года по апрель 1916 года. Он навел порядок в пожарном деле, боролся с нерегулируемой застройкой и добивался сноса опасных в пожарном отношении строений. Говорили, что при его появлении прекращались любые скандалы и драки по толпе прокатывалось волной: «Асафыч едет!».

В некрологе 1916 года написали, что скончался один из популярнейших людей Симбирска. А в 1938 году появилась странная статья о нем под названием «Сторожевой волк», в которой его обвиняли в травле поэта Минаева, сообщали, что он революционеров топил, и будто бы даже собаки при виде его прятались в подворотне…

С именем Пифиева связана еще одна развеселая история, которую оставил в своих воспоминаниях Алексей Васильевич Ястребов, внук симбирского купца Семена Ивановича Зеленкова. Дворянин Александр Николаевич Карпов был из тех, кого не устраивала спокойная, размеренная жизнь Симбирска. Однажды он, уже в возрасте за 30 лет, кутил с друзьями во Владимирском саду. Заскучав, придумал забаву: позвонил в похоронную контору и попросил привезти гроб во Владимирский сад. Поскольку в конторе знали, что деньги у Карпова водятся, катафалк прибыл. Карпов улегся в гроб с бутылкой шампанского и приказал везти себя. Он прокатился по Краснознаменному переулку, по улицам Гончарова, Дмитрия Ульянова и Спасской (указаны современные названия улиц). Старушки при виде все увеличивающейся процессии набожно крестились, а тот хлестал шампанское и горланил песни. Все кончилось тем, что собутыльники внесли гроб с Карповым в Троицкие номера и поставили его на стол, а служащие гостиницы вызвали полицию. Приехал сам полицмейстер Пифиев, который был с Карповым в родстве, и «развеселый упокойник» за нарушение спокойствия в городе отделался лишь внушением.

Кладбищенские ДТП

 Одно из самых крупных и тяжелых надгробий стоит на могиле Василия Петровича Нагашева, чья усадьба занимала большой участок от начала улицы Гончарова до улицы Кузнецова. За пять лет до своей смерти он стал первой в Симбирске жертвой автомобильной аварии. 30 июля 1907 года он ехал на лошади в районе Александровской площади (неподалеку от областной больницы), и вдруг мимо него с ревом пронесся автомобиль. Лошадь от испуга понесла, и Василий Петрович сломал ногу. Вряд ли нужно объяснять, почему виновника происшествия так и не нашли. В 1907 году в Симбирске было всего три автомобиля, и принадлежали они владельцу Ишеевской фабрики Арацкому, чугунолитейщику Голубкову и «сахарному королю» Сачкову.

Накануне 140-летия со дня открытия Воскресенского кладбища, в ночь с 12 на 13 июля 2014 года, по улице Некрасова по направлению к улице Карла Маркса несся автомобиль. Пока неизвестно, что стало причиной ДТП, но машина перелетела через трамвайные пути, снесла пролет кладбищенской ограды, разнеся его на фрагменты, и сбила три надгробия. Водитель иномарки остался жив, согласно протоколу, автомобиль зарегистрирован в Тверской области.

Между тем на одной из могил памятник из мраморной крошки установлен в последние годы об этом говорит его состояние.

В июне на заседании научно-экспертного совета по сохранению культурного наследия было принято решение о постановке Воскресенского кладбища на государственную охрану. А историй, связанных с ним, помимо описанных здесь, местные краеведы знают очень много.

Дата публикации: 24-07-2014 Автор: Анна Школьная

27.69MB | MySQL:36 | 0.681sec