18+
Газета СК - на главную

В ответ на критику объявление войны?

Мало от чего претерпели жители Ульяновска прошедшей зимой больше, чем от тарифов на тепло и счетов за отопление, и мало о чем еще «СК» написал в эти месяцы столько же, сколько об отоплении.

Но практически ни на одну нашу публикацию поставщики тепла никак не отреагировали, если не считать комичного требования директора филиала ВоТГК Валентина Трубчанина об опровержении информации о погоде. Однако реакция на критику все-таки последовала – в виде попытки отомстить редакции рублем.

Выразилось это в кипе бумаг с некими корректировками платы за отопление, пришедшими на наш адрес из ВоТГК по почте. В сопроводительном письме ответственный за теплоснабжение города Сергей Гужев ссылается на 354-е постановление и просит обеспечить оплату счетов. Вообще-то наши отношения регулируются двусторонним договором, и логично было бы ожидать, что Гужев сошлется на его пункты, но о договоре в письме не упоминается ни одной буквой. В письме невнятной скороговоркой сообщается, что дом, на первом этаже которого размещается редакция, оснащен коллективным прибором учета тепла. В подтверждение этого факта к письму приложен акт работницы теплосетей, обнаружившей счетчик во время обследования подвала.

Было это в конце февраля. Акт, впрочем, из разряда филькиных грамот, поскольку ничьей подписи на нем больше нет, в том числе и нашей как потребителей тепла. И мы, кстати, до сих пор не знаем, действительно ли в подвале есть этот счетчик, когда и кем он установлен, кем эксплуатируется и кто к нему имеет доступ. С нами его установку никто не согласовывал и вообще не поставил нас о ней в известность.

Между тем, повторюсь, редакция получает тепло и рассчитывается за него по отдельному договору с ВоТГК, и если меняется способ расчетов, поставщик должен был, видимо, уведомить об этом нас, указав, как плата будет взиматься в дальнейшем, и заключить с нами на сей счет какое-то дополнительное соглашение к договору. Но ничего подобного со стороны поставщика не было ни в прошлом году, ни в нынеш-нем. Мы оплачиваем выставляемые ВоТГК счета-фактуры, подписанные, кстати говоря, тем же Сергеем Гужевым, и оформляем акты о поставке и потреблении тепловой энергии, которые со стороны поставщика подписывались до сих пор без единой претензии. Кроме того, договор не предполагает никаких корректировок за прошлые периоды (а прислали их аж с 2012 года). И к тому же на совещании в прошлом году Гужев заявлял, что отопление за период 2012-2013 город оплатил на 100 процентов. Так в чем же дело-то?

Вероятно, в желании ВоТГК отомстить нам, наплевав на договор, и заставить нас замолчать, поскольку наши публикации сильно не нравятся главе филиала Трубчанину, с приходом которого на эту должность политика компании, в том числе и по отношению к прессе, заметно изменились, став, на мой взгляд, грубой, скрытной и вероломной.

Как в той же ситуации с оприбориванием. Обосновывая установку счетчика на нашем доме, Гужев заявляет в письме, что максимальное теплопотребление дома равно 0,38 Гкал в час. Но это чушь.

Дом двухподъездный, шестиэтажный, с общей площадью всех помещений меньше двух тысяч квадратных метров.

В самом холодном месяце нынешней зимы, феврале, как заявляют и энергетики, и чиновники, когда температура наружного воздуха опускалась, по их словам, в ночные часы ниже -33 градусов, дом потребил 88 Гкал тепла (данные ВоТГК), или по 0,12 Гкал в час (при необходимом для установки счетчика минимуме в 0,20 Гкал в час). Это при том, что топили так, что и мы в редакции, и жильцы в квартирах буквально задыхались. А чтобы получить цифру, названную Гужевым, дом должен потребить в расчете на месяц больше 270 Гкал. Это как же надо его нажарганить – до 80 градусов в комнатах (в феврале доходило до 30)? То есть счетчик подлежит немедленному демонтажу как установленный вопреки закону.

Откуда взялось это максимальное теплопотребление – тайна за семью печатями. Можно, наверное, раскочегарить и до +80, но дом в этом случае разнесет на куски. Да и ВоТГК с этой практикой рискует нарваться, ведь пункт 2 статьи 542 Гражданского кодекса РФ дает потребителям право на отказ от оплаты такой энергии. Пункт так прямо и гласит: «В случае нарушения энергоснабжающей организацией требований, предъявляемых к качеству энергии, абонент вправе отказаться от оплаты такой энергии». Для отопления качество энергии – это нормативный температурный режим в жилых и рабочих комнатах от +20 градусов до +24 (утвержден ГОСТом 30494-2011 «Здания жилые и общественные. Параметры микроклимата в помещениях». Дата введения в действие – 1.01.2013 г.). Не 28-30! И для жильцов, как и для работающих в помещениях, безразлично, чье распоряжение вы выполняли, жарганя до +30, энергоснабжающая организация – вы, вы ответственны и за качество энергии.

Что же касается объявленной войны, то нам к ним не привыкать. Говорят, кстати, что ВоТГК включила нас в какой-то список особо неприятельских изданий, поскольку им кажется, что, кроме народа, мы поддерживаем еще и главу города, с которой они враждуют. Переживем и это.

Дата публикации: 30-04-2014 Автор: Василий Мельник

7.59MB | MySQL:36 | 0.644sec