18+
Газета СК - на главную

Наличник без окна

По просьбе Натальи Зубковой резной наличник
после реставрации стал почти как новый.

Вы когда-нибудь задумывались о том, откуда в многочисленных ульяновских музеях экспонаты – подлинные предметы 100-150-летней давности? Одно дело – Краеведческий музей, коллекция которого начала формироваться Симбирской ученой архивной комиссией более ста лет назад. Другое дело – довольно молодые музеи заповедника «Родина Ленина» – ему самому в этом году исполняется 30 лет, а музеи продолжают ежегодно открываться. Старожилы не всегда готовы расставаться с вещицами, передаваемыми из поколения в поколение. Поэтому наметанный глаз музейщика, бывает, высматривает – где и что, как говорится, плохо лежит.

Пару лет назад в музее «Градостроительство и архитектура Симбирска-Ульяновска» шел ремонт, обновлялась экспозиция. Заведующая Наталья Зубкова, изучив содержимое фондов, пребывала в нерадостном настроении: «Фотографии, чертежи, планы – это замечательно, но хочется показывать и подлинники, настоящие предметы – то, что составляет суть музея и душу греет». Однажды вечером, когда уже стемнело и сотрудники расходились по домам, ей вдруг вспомнилось, что в музейном сарайчике что-то эдакое лежало. И вместе с реставратором Юлией Спиридоновой под неясный свет фонарика они обнаружили прекрасные деревянные наличники.

Тогда и вспомнилась история семи-восьмилетней давности, в которой Зубкова лично принимала участие. На улице Радищева разрушался дом № 29 – совершенно обычный одноэтажный деревянный домишко, примечательный только своими наличниками, украшенными узорчатой резьбой. К слову, в Ульяновске до сих пор сохранились похожие дома: вроде, ничего особенного в них нет, а от наличников невозможно взглядотвести. Научные сотрудники заповедника уговорили заведующего АХЧ съездить на бывшую улицу Мартыновую, спасти от уничтожения ту красоту. Хозяйственник, вспоминает Наталья Львовна, был очень недоволен и в выражениях не стеснялся: собирать какую-то рухлядь, тяжелую да грязную, непонятно зачем… Наличники и тогда были в не лучшем состоянии, и годы, проведенные в сарае, на пользу тоже не пошли.

Поэтому реставратору пришлось изрядно потрудиться. Юлия разобрала их на маленькие фрагменты, отчистила от грязи и гнили, обработала в специальном растворе, чтобы вывести жучков, заново собрала и покрасила. А краеведы – знатоки симбирской архитектуры Ольга Свешникова и Александр Кузнецов – документально подтвердили, что эти наличники действительно украшали дом мещанки А.Ф. Хазовой, который в 2000-х годах имел адрес: улица Радищева, 29. В архиве даже сохранился его чертеж: дом строил архитектор Вологин.

Этой невыдуманной, документально подтвержденной истории сотрудники музея противопоставляют легенду, связанную с другим экспонатом, выставленным в музее «Архитектура модерна». «Платье баронессы» – черное кружевное платье, богато расшитое пайетками и стеклярусом, передала в музей жительница Ульяновска Нина Дороголюб. С ее слов, аристократический наряд хранился в сундуке ее бабушки по фамилии Мурахтанова.

Платье якобы принадлежало Варваре Ивановне фон Штемпель, жене барона Христофора Геннадьевича Штемпеля, который владел особняком на улице Покровской (Льва Толстого). В нем теперь располагается Музей современного изобразительного искусства. Особняк Штемпеля и все вещи, находившиеся там, после эвакуации семьи барона в сентябре 1918 года были национализированы и переданы на хранение в Симбирское отделение Госбанка. В начале 1920-х годов служащие этого банка получали вместо зарплаты вещи, принадлежащие семье Штемпеля. Таким же образом платье баронессы попало в дом Мурахтановых.

- Эту историю и отрицать сложно, и подтвердить невозможно, – считает Наталья Зубкова. – С точки зрения исторической науки это самая настоящая легенда, но такие музейные истории любопытны и привлекательны. Поэтому мы планируем подготовить проект о легендах и мифах Ульяновска, в котором могут переплетаться правда и что-то, может быть, даже сверхъестественное.

Дата публикации: 19-04-2014 Автор: Анна Школьная

7.64MB | MySQL:36 | 0.520sec