18+
Газета СК - на главную

Терпи и плати

Установка общедомовых приборов учета тепла не имеет никакого отношения к энергосбережению. Или имеет к нему очень отдаленное отношение. В этом убеждает теплый октябрь, случившийся в этом году.

Весь октябрь в моей квартире в девятиэтажке по улице Громовой раскаленные батареи, и при закрытых окнах температура в квартире поднималась бы до некомфортных 27-28 градусов. Приходится держать окна открытыми, чтобы лишнее тепло уходило наружу. Раньше в начале отопительного сезона такого никогда не было, зато такова типичная картина в апреле, когда солнце припекает и горячие батареи не нужны. Каждый раз думаешь: почему бы поставщикам тепла не снизить градус, сэкономить стране топливо, а людям – деньги путем перерасчета? Но в России, очевидно, такая простая мысль граничит с экстремизмом.

Летом нам установили счетчик тепла: втихомолку и, разумеется, без всяких мероприятий по утеплению дома.

И если раньше мы платили за тепло по нормативу (причем по цене около 40 рублей за квадратный метр жилья – один из самых высоких тарифов в городе), то теперь придется платить за фактическое потребление. И каждая лишняя гигакалория тепла выльется в конкретные деньги.

Поэтому погодное регулирование путем распахнутых окон становится не просто абсурдным, а просто накладным. Изза жары в квартире приходится отапливать улицу и еще платить за это. И это они называют энергосбережением?

Сразу вспоминается судебный процесс, о котором в апреле писал «СК»: житель Засвияжья потребовал демонтировать счетчик тепла, потому что после его установки плата за тепло выросла в три раза по сравнению с платой по нормативу, никакого обследования технического состояния дома накануне установки не было, весной же температура в квартире достигала 30 градусов, и приходилось держать окна открытыми. Суд истца не поддержал.

Они тоже заложники

 Диспетчер котельной «РТК», которая подает тепло в дома нашего микрорайона, сказала по телефону, что котельная выдает температуру, которая задана в режимной карте, и меньше подавать запрещено. Эти слова подтвердил директор предприятия Владислав Нестеров: «Минимальная температура, которая идет с котельной, – 70 на 130, меньше мы держать не можем по технологии. Тот, кто опускает температуру, получает разнос от губернатора и ниже по цепочке. Потом ко мне придет прокуратура, спросит, почему снижаете температурный график. Я тоже заложник, мне было бы дешевле держать более низкий режим, я же газ потребляю».

Нестеров сказал, что технически они могли бы снизить температуру, но для этого комитет ЖКХ должен дать необходимое распоряжение. Дело еще и в том, что при стабильной температуре на выходе котельной разные дома обогреваются по-разному: в одном тепло, в другом может быть прохладно. От одной трубы отапливаются и панельные дома, и фанерные бараки в поселке Мостостроителей (и в этом, на мой взгляд, тоже заключается энергетический абсурд, выливающийся в потерю денег). В конце разговора энергетик предложил «просто потерпеть», пока на улице не похолодает.

Заместитель главного инженера этой же котельной Вячеслав Звягин подал такую идею: температуру в здании можно регулировать на элеваторном узле в подвале каждого дома, откуда тепло распределяется по стоякам, и специалисты ЖЭУ об этом знают, более того, должны этим заниматься: «Надо подойти к узлу и посмотреть, как он работает – с перегревом или недогревом. Есть умельцы, которые сами раскручивают заслонку, чтобы было теплее». Об этом же, кстати, говорится и в статье 12 Федерального закона №261 «Об энергосбережении…»: «В отопительный сезон лицо, ответственное за содержание многоквартирного дома, обязано проводить действия, направленные на регулирование расхода тепловой энергии в многоквартирном доме в целях ее сбережения, при наличии технической возможности такого регулирования и при соблюдении тепловых и гидравлических режимов…». Очевидно, лицо это – управляющая компания.

Энергорасточительство

 Но в управляющей компании «ЦЭТ» мне тоже предложили «потерпеть». Инженер по работе с населением Ольга Кондрашкина нашла странное объяснение: «Если убавить температуру теплоносителя, то воздух попадет в систему, придется его потом выгонять». Есть ощущение, что Ольгу Ивановну держат в компании только для того, чтобы она объясняла гражданам, почему невозможно сделать то, что они просят и что компания делать должна. Вот и на предположение о ручном регулировании на элеваторном узле ею моментально был выдан экспромт: «Сопла имеют расчетную величину, уменьшение ее влечет штрафные санкции, они будут выставлены вам же».

Какими документами предусмотрены эти штрафы, да еще жильцам, она объяснить не смогла. На мой вопрос, в чем тогда смысл энергосбережения, последовал обескураживающий ответ: «В том, что вы будете платить по прибору учета». Уже с октября, кстати, с нас будут брать по счетчику. И за все тепло, которое уходит через разбитые форточки в подъездах, тоже. Тогда как по 261-му закону «лицо, ответственное за содержание многоквартирного дома» – в нашем случае это управляющая компания – обязано «проводить мероприятия по энергосбережению и повышению энергетической эффективности».

Обязано, но не делает.

Чтобы перейти от энергорасточительства к энергосбережению, помимо прочих утеплительных мероприятий, надо вдобавок к счетчику ставить прибор погодного регулирования. Насколько известно, эта штуковина подмешивает холодную воду к теплоносителю – больше или меньше, в зависимости от окружающей температуры.

Причем этот прибор бывает с возможностью ручного регулирования и без оного. Нам, как и прочим, установили простой прибор учета, без погодного регулирования. При этом нас не предупредили ни о стоимости прибора, ни об условиях его оплаты, как того требует закон.

«Мы поставили вам простой теплосчетчик в соответствии с 261-м законом, – сказал директор компании «Промсервис-у» Владимир Новиков. – А погодное регулирование – это совсем другое, заказывайте – поставим: от 200 тысяч рублей». Он также сообщил, что его компания выступала всего лишь подрядчиком по договору с «Гортеплосервисом» и тем же «ЦЭТ». То есть управляющая компания была не просто в курсе, а выступала заказчиком в этом договоре.

«Вы ничего не решили»

 «Мы вас спрашивали, предлагали вам установить теплосчетчик дешевле, но вы ничего не решили, поэтому ваши данные мы направили в ВоТГК», – поясняет все та же Ольга Ивановна. Предлагали – это значит традиционно переложили всю работу по организации общего собрания жильцов с заочным голосованием на самих жильцов. Наш дом – просто находка для управляющей компании. На собрания у нас приходят человек 20-30 (а в доме – более 200 квартир), заочные голосования традиционно проваливаются из-за низкой активности жильцов. Из-за этого совет дома фактически прекратил работу: по каждому поводу обегать все квартиры, чтобы добиться от инертных жильцов согласия на проведение той или иной работы, – желающих мало. Без решения собрания жильцов УК не сдвинется с места, ссылаясь на Жилищный кодекс. Это позволяет ей собирать деньги и либо ничего не делать, либо делать по минимуму. В этом, на мой взгляд, основной порок действующего кодекса, который выгоден недобросовестным компаниям.

Есть полное ощущение, что главное для местной власти – не экономить энергоресурсы, а отчитаться, что приборы учета установлены. Об этом говорят релизы пресс-служб с указанием процента «оприборенных» домов. Громоздкие и ущербные законы, формализм власти, равнодушие и корыстолюбие управляющих компаний, обломовщина и некомпетентность граждан приводят к тому, что ТЭЦ и котельные отапливают атмосферу, платят за это люди, в буквальном смысле пуская деньги на ветер, прибыли получают энергетики, а потом мы начинаем собирать деньги в пользу пострадавших от наводнений, потому что ранее внесли героический вклад в глобальное потепление.

Персонаж из программы «Наша Раша», вороватый охранник, предлагал его «понять и простить». Власть, энергетики и управляющие компании сегодня предлагают нам – терпеть и платить. Платить все труднее. Вместе с деньгами закончится и терпение.

Дата публикации: 29-10-2013 Автор: Сергей Гогин

7.61MB | MySQL:36 | 0.655sec