18+
Газета СК - на главную

Элитная баня XII века

Булгарская баня как музейный объект.

Интереснейшие объекты археологии встречаются не только где-нибудь в египетской Долине царей.

Исторические загадки попадаются и у нас.

Например, о представителях именьковской культуры известно гораздо меньше, чем о том же Древнем Египте: до сих пор ведутся споры об их этнической принадлежности, хотя в последнее время ученые склоняются к мнению, что именьковцы были славянами.

На днях областной комитет по культурному наследию организовал поездку к двум археологическим памятникам времен поволжского средневековья, находящимся в Ульяновском районе – «Комаровскому могильнику» и «Булгарской бане». О них корреспонденту «СК» рассказал доцент истфака УлГПУ Юрий Семыкин.

Загадка именьковцев

 Всего одна находка позволила археологам подтвердить предположение о том, что загадочная именьковская культура существовала не только в IV-VI веках, но и в седьмом и восьмом. Впервые на территории Ульяновской области был исследован могильник именьковцев. В нем археологи под руководством доцента Тольяттинского университета Леонида Вязова нашли поясную накладку, выполненную в геральдическом стиле. Этот стиль украшений датируется VII веком. По словам Вязова, до последнего времени было загадкой, где располагаются погребальные памятники именьковцев, и комаровское погребение – первое из обнаруженных. Людей кремировали, затем хоронили. Исследование этого памятника археологии будет продолжено, и ученые надеются найти ответы на вопросы о культурной и этнической принадлежности жителей средневекового Поволжья.

Город средневековых металлургов

 «Булгарская баня», как и Красносендюковское городище – не открытие для ульяновских археологов. Самое важное для них – это постановка бани на государственную охрану и работы по ее сохранению, укреплению и, возможно, экскурсионному показу туристам. Что интересно, защитниками археологического памятника выступают обычные люди и общественные организации.

Как рассказал «СК» Юрий Семыкин, о Красносендюковском городище, расположенном в междуречье Волги и Свияги неподалеку от села Красное Сендюково, известно с конца XIX века: оно было зафиксировано в археологической карте Симбирской губернии известного симбирского ученого Владимира Николаевича Поливанова. В то же время это городище является остатками средневекового города Волжской Булгарии, отмеченного в археологической карте казанца Равиля Фахрутдинова.

Его историческое название неизвестно, но ученые датируют его домонгольским периодом. Городище отнесено к категории малых городов Волжской Булгарии. В его северной части располагался детинец (или кремль), где проживала элита, а за пределами усадьбы – посад. Судя по находкам, население занималось гончарным производством, металлургией. В 1990 году, в нарушение закона СССР о культурном наследии, на территории этого памятника археологии было решено построить поселок для возвращавшихся из ссылки немцев Поволжья. Сами строители поняли, что наткнулись на что-то важное и ценное для науки, когда повредили экскаватором фундамент, сделанный из квадратных кирпичей.

Именно они сообщили археологам о находке.

Дым под полом

 - Мы сразу же выехали на место и поняли, что это архитектурный археологический объект, – рассказал Юрий Анатольевич. – В 1991 году для его исследования мы сформировали экспедицию, в которой приняли участие Ульяновский государственный педагогический институт, Куйбышевский государственный университет, Ульяновский краеведческий музей, а также школьники этих городов. Мы работали с конца мая до середины августа и пришли к выводу, что это была усадебная баня приблизительно XII века, в которой мылась местная элита. От нее сохранился только фундамент, выполненный из керамической плимфы – кирпича квадратной формы. Кирпич этот очень хорошего качества, предполагаю, его делали в городище.

Размеры постройки были невелики: 6,5 метра в длину и чуть более пяти метров – в ширину. Баня состояла из пяти отдельных помещений. Из предбанника люди заходили, предположительно, в мыльное помещение, парилку. Строители сильно разрушили саму печь, или топку. Самое интересное в этой бане – подпольная система отопления.

Дрова закладывались в топку, повидимому, со стороны двора, а горячий дым проходил под полом. Пол покоился на кирпичных столбиках и, видимо, не пропускал дым в помещения – он выходил через вертикальные дымоходы в стенах. Таким образом, одновременно прогревались и стены, и пол. Баню расположили на склоне горы с таким расчетом, что уровень ее пола находился ниже уровня родника, и вода самотеком спускалась по специальным деревянным водопроводным конструкциям внутрь и распределялась по керамическим трубам. Лишняя вода вытекала за пределы бани. В кирпичные стены, непосредственно примыкавшие к топке, были вмурованы керамические чаны для воды, и она нагревалась.

- Эта конструкция не является оригинальным изобретением местных булгар, – пояснил Семыкин. – Она заимствована у римлян, правда, опосредованно – через Византию, Закавказье и Среднюю Азию. Подобные бани исследованы археологами в Грузии, Армении, Средней Азии. Сооружение с подпольным отоплением есть в Волжской Булгарии – в городе Булгары, на Муромском городке, в городе Наровчате Пензенской области.

За разрушение шесть лет

 По найденным многочисленным фрагментам оконного стекла археологи сделали вывод: баня имела окна круглой формы, 25-30 сантиметров в диаметре. Стекло тонкое, толщиной в два миллиметра, прозрачное и качественное, с небольшим включением мелких пузырьков.

Такое оконное стекло изготавливали булгарские ремесленники, и его могли привезти, например, из города Биляра, бывшей столицы Волжской Булгарии. Также в ходе раскопок обнаружили гвозди, ножи, фрагменты замков, исследовали склад керамической продукции и мусульманский могильник. Узнав о последнем, жители села Красное Сендюково поставили вопрос о прекращении строительства. На сходе граждан с участием областной власти приняли решение заморозить стройку. Правда, городище к тому времени уже было значительно повреждено: общая площадь разрушения составила несколько тысяч квадратных метров культурного слоя. Остатки строительных котлованов заметны и сейчас.

После завершения археологических работ в 1991 году единственным способом сохранения бани от разрушения была… засыпка землей, что и сделали. Увы, за прошедшие годы кто-то продолжал ее разбирать. Но спасти артефакт все же можно. По инициативе регионального комитета по культурному наследию, при участии татарских общественных организаций, в частности «Возрождения булгар», разрабатывается проект реставрации и дальнейшего использования этой постройки.

- К сожалению, археологическое наследие России в целом, и нашей области в частности, за последние 20 лет подверглось катастрофическому разграблению и разрушению так называемыми «черными археологами». На днях президент подписал долгожданный закон об ужесточении ответственности за уничтожение и разграбление археологического наследия. Предусмотрены реальные сроки заключения за противозаконные археологические раскопки и сбор археологических материалов с памятников – до шести лет лишения свободы – и штрафные санкции до семи миллионов рублей. Может быть, эти нововведения в закон помогут сохранить остатки нашего археологического достояния. Хотя, по моему мнению, закон запоздал лет на 20, – говорит Юрий Семыкин.

Дата публикации: 27-07-2013 Автор: Анна Школьная

27.71MB | MySQL:36 | 0.506sec