18+
Газета СК - на главную

Все это, конечно, так, но не совсем

История с оценкой арендной платы в этом здании по проспекту Туполева,7 тянется с зимы

Рост арендной платы на муниципальные помещения мэрия объясняет, во-первых, тем, что с 2008 года она не повышалась и это было связано с экономическим кризисом; во-вторых, тем, что на социальные программы города требуются деньги, программы финансируются «в том числе за счет средств от аренды муниципального имущества».

Возразить на эти доводы сложно, если бы не детали, в которых и сидит, как известно, черт, и о которых речь.


Выше в кавычках цитата из ответа горадминистрации на статью «Аппетит умерили» («СК» за 28.06.2011 г.), в которой мы писали о проблемах, возникших у арендаторов в связи с переходом на новый порядок расчета арендной платы. Теперь ее расчет производится на основании Закона «Об оценочной деятельности» и во всех известных случаях оценки арендная плата оказалась в разы выше прежней. В здании оздоровительного центра на проспекте Туполева, 7 в пять раз; в подвале по улице Артема, 28, арендуемом ЗАО «Ивла-Опт», в два раза.

Новый порядок расчета введен по требованию прокуратуры Ленинского района, говорится в ответе на нашу статью. Это правда мы видели прокурорское представление, но и в связи с ним возникают вопросы.

На прокуратуру возложена, как известно, функция защиты малого и среднего бизнеса, и вряд ли, направляя в городские структуры свое представление, прокуратура преследовала цель повысить арендную плату на муниципальные помещения. Скорее уж это предпринималось прокурорами как раз с обратной целью – сделать расчет платы более справедливым для арендаторов. Более справедливым – значит менее обременительным, но получается пока все наоборот: власть не скрывает, что оценка предпринята только для повышения арендной платы.

Идет этот процесс, на наш взгляд, в противоречии даже с Законом «Об оценочной деятельности», устанавливающим «обязательность проведения оценки… в случае вовлечения в сделку объектов, принадлежащих полностью или частично муниципальным образованиям». «В случае вовлечения объектов в сделку», но тысячи помещений Ульяновска в аренде, то есть в сделке, уже многие годы, и распространение на них нового порядка расчета представляется неправомерным. Как неправомерен и аргумент, что деньги нужны на социальные программы – почему же тогда миллиарды рублей пущены на не вызванную какой-либо социальной необходимостью замену бордюров?

Еще горадминистрация сообщает, что около 400 арендуемых помещений приватизировано в городе Ульяновске по преимущественному праву в рамках 159-го закона, подчеркивая, что «при этом предоставить субъектам малого и среднего предпринимательства право на преимущественное приобретение арендуемых помещений – это не обязанность власти, а ее право». А вот это уже совсем не так. Если субъект малого или среднего бизнеса отвечает требованиям закона, то есть до вступления его в силу арендовал помещение не менее двух лет, на момент обращения с заявлением о приватизации не имел задолженности по арендной плате, власть обязана помещение ему продать. Других вариантов закон не предполагает.

Но смущают во всей этой истории двойные стандарты, по которым производится оценка объектов – в зависимости от целей. Для продажи по 159-му закону или расчета арендной платы – масштаб цен один; для продажи в неком особом порядке – совсем другой. По какой, скажем, шкале получилось так, что бывший магазин «Океан» по улице Минаева площадью 1414 квадратных метров был оценен для продажи торговой сети «Гулливер» в сумму 16 млн рублей, а оздоровительный центр на проспекте Туполева сравнимой площади – для расчета арендной платы – в сумму 240 млн рублей?!

Совершенно очевидно, что диапазон интерпретаций Закона «Об оценочной деятельности» в Ульяновске неподобающе широк и это только одна из деталей, о которых сказано в начале заметки.

Дата публикации: 26-07-2011 Автор: Василий Мельник

7.48MB | MySQL:36 | 1.010sec