18+
Газета СК - на главную

В Димитровграде своя «Фукусима»?

Ныне все чаще от людей можно услышать примерно такой вопрос: а может ли ядерная авария с серьезными последствиями для населения Среднего Поволжья произойти в НИИАРе? Прогноз неутешительный. К великому сожалению, потенциальная «Фукусима» у нас совсем рядом и она вполне реальна. Поясню. НИИАР – это крупнейший атомный исследовательский центр в России. Здесь расположены особо радиационноопасные объекты нескольких назначений, работы на них ведутся преимущественно опытные или исследовательские. Но от этого уровень опасности объектов не снижается. Наоборот, когда та или иная работа осуществляется впервые, последствия могут быть непредсказуемыми.

На территории НИИАРа находится восемь реакторов разных типов, из них – шесть действующих. Причем первые реакторы – это СМ-2, ВК-50, БОР-60 – здесь были введены в строй еще в 60-е годы. Сроки их эксплуатации по первоначальным проектам уже истекли, их надо было останавливать еще в прошлом столетии. Однако первоначальные планы изменились, а сроки эксплуатации этих реакторов продлены. Например, реактор ВК50, который был введен на номинальную мощность в 1965 году, в Димитровграде намерены эксплуатировать аж 60 лет, то есть до 2025 года. Кстати, этот корпусной реактор с кипящей водой по своей конструкции является родственником «фукусимским» реакторам и заметно старше их.

Реактор ВК-50 в НИИАРе считают «безопасным». Но вот лишь несколько инцидентов, произошедших на ВК-50. В 1996 году здесь случился выброс в атмосферу радиоактивной парогазовой смеси объемом около 4,5 тонны! В 1981 году выброс на этом реакторе был еще больше – 15 тонн, но тогда от населения региона этот факт скрыли. В 1994 году на ВК50 вследствие негерметичности ТВС и отключения установки подавления радиоактивности при выводе реактора в ремонт опять произошло ЧП: выброс радиоактивного йода-131 оказался в 1,7 раза выше предельно допустимого уровня. А в апреле 2000 года на реакторе ВК-50 возникла аварийная ситуация, грозившая обернуться «чернобыльской» катастрофой: произошло самопроизвольное погружение одной их трех кассет аварийной защиты в активную зону вследствие обрыва нижней теплоизоляции исполнительного механизма, упавшей на рабочий орган аварийной защиты. Инспекция Госатомнадзора тогда была вынуждена временно приостановить эксплуатацию реактора ВК-50.

Перечень произошедших на реакторе ВК50 инцидентов можно было бы продолжить.

Тем не менее его использование продолжается, а соответствующие бумаги на продление сроков эксплуатации подписываются. По имеющимся у нас данным, в НИИАРе его планируют эксплуатировать аж 60 лет и поставить тем самым рекорд. Вот только возникает закономерный вопрос: а не обернется ли для Среднего Поволжья это стремление к рекорду новыми повышенными выбросами радиоактивных веществ или, еще хуже, «фукусимской» трагедией? Тем более что НИИАР расположенрядом с двумя пересекающимися тектоническими разломами. К тому же поблизости находится действующий полигон, что усугубляет обстановку с потенциальным землетрясением до предела.

Смертоносный БОР

Но самую большую опасность для Среднего Поволжья, по мнению наших экспертов, представляет реактор на быстрых нейтронах БОР-60. И одна из главных опасностей заключается в теплоносителе, каковым в нем является натрий. Насколько взрывоопасно это вещество, знает, пожалуй, даже школьник. Бросьте в чашку с водой хотя бы несколько граммов натрия, и вы увидите, как забегают по поверхности воды шарики расплавленного металла, взрываясь и воспламеняясь. А теперь задумайтесь над тем, что может произойти с реактором БОР-60, если хотя бы небольшое количество воды попадет в натрий? Кстати, на реакторной установке БОР-60 в качестве теплоносителя используются не граммы, а тонны натрия. Та катастрофа, которая может здесь произойти, называется запроектной аварией. Насколько мне известно, вариант такой запроектной аварии и ее возможных последствий просчитывался в 90-е годы в одном НИИ МЧС.

Копию этого отчета мне хотелось получить, когда находился в командировке в Москве. Но руководитель отдела, с которым удалось встретиться, сообщил, что заказ был оплачен НИИАРом, поэтому и просить надо у его руководства. При этом в ответ на самый главный вопрос – о последствиях такой запроектной аварии – он лишь дал понять, что могут очень серьезно пострадать даже соседние города, а на Димитровграде тогда придется ставить крест.

Правда, конкретно соседние города мой собеседник не называл – Ульяновск ли, Тольятти или Самара. Ясно и так, что все будет зависеть от того, куда радиацию понесет ветер.

Страшные последствия такой запроектной катастрофы связаны еще с тем, что на реакторе БОР-60 в качестве топлива используется плутоний-239. Это одно из самых вреднейших радиоактивных веществ, появившихся на Земле в результате использования атомной энергии.

Его нарабатывали для начинки атомных бомб.

А теперь в мире его имеется столько, что можно уничтожить на земном шаре все живое 5-6 раз без взрывов. Для человека смертельной дозой является одна миллионная часть грамма! А период полураспадаплутония-239 составляет аж 24 тысячи лет!

«Атом» – прекрасное средство для «распила»

От активных защитников атомной энергетики мне не раз приходилось слышать, что альтернативы ей нет. По моему мнению, «атом» прекрасное средство лишь для растаскивания денег из государственного бюджета. И альтернативу «атому» в этом, действительно, сложно найти. Судите сами. По информации администрации Ульяновской области, на развитие ядерно-инновационного кластера в Димитровграде до 2017 года будет направлено около 120 млрд рублей. Предположим, если из этой огромной суммы бюджетных средств удастся «увести» хотя бы треть, то получается около 40 миллиардов рублей, хотя, как поговаривают, на «распил» сейчас уходит уже до 40-50 процентов. При таком раскладе нажива получается обильная. А когда значительная часть выделенных средств будет разворована, то можно будет просить дополнительные средства. И не раз. Довод будет простой: объект начал строиться, деньги вложены, дайте еще, и стройку мы продолжим.

В качестве наглядного примера возьмем главный корпус хирургического комплекса, который начал строиться в соцгороде еще в прошлом веке, при советской власти. Силами Димитровградского управления строительства (название ДУСа менялось) когда-то был возведен корпус, подведено и подано отопление, на некоторых этажах в свое время начинались отделочные работы, однако нужный городу объект за два десятка лет так и не сумели ввести в эксплуатацию. Более того, строителям даже не заплатили за часть выполненных работ. Спрашивается: а с чего теперь будет порядок в использовании бюджетных средств?

Очень маленький процент

Сейчас в мире действует около 440 энергетических реакторов. И когда какой-либо ретивый защитник атомной энергетики говорит, что без атомной энергетики не обойтись, мне хочется спросить его: а знает ли он, что действующие АЭС дают совсем небольшой объем энергии? При учете всех используемых источников энергии атомные электростанции производят всего-навсего 2,6 процента энергии общего топливно-энергетического баланса! Эта цифра была названа авторитетными экспертами на заседании секции неправительственных организацийпо энергетической безопасности, в работе которой мне довелось участвовать при подготовке рекомендаций саммиту «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге в 2006 году.

Простой теоретический подсчет показывает, что даже в случае увеличения объема мощности и количества АЭС мира в три-четыре раза атомная энергетика саму проблему обеспечения человечества нужным объемом энергии не решит. Наоборот, проблема будет лишь усугубляться. Так, в ближайшие десятилетия потребуются огромные объемы средств для обслуживания и последующего демонтажа уже остановленных энергоблоков, а потом и ныне действующих 440 энергетических реакторов. А где взять деньги? О сумме затрат, которые придется вложить в демонтаж атомных энергоблоков, красноречиво свидетельствует хотя бы такой факт: на эту работу по каждому реактору придется затратить почти столько же, сколько на строительство нового реактора!

Кстати, у нас в России для решения этой проблемы когда-то создали специальный фонд, и отчисления в него производились с начала 90х годов. Однако НПО выяснили, что к настоящему времени этот специальный фонд практически пуст. Деньги просто-напросто растащили. Выводы делайте сами. Еще хуже то, что человечество до сих пор не знает, как решать проблему радиоактивных отходов. А они накапливаются с каждым годом. И эти радиоактивные отходы будут представлять опасность для человечества не 50-100, а тысячи лет!

Михаил ПИСКУНОВ, председатель совета Димитровградской общественной организации «Центр содействия гражданским инициативам».

Дата публикации: 26-04-2011 Автор:

27.73MB | MySQL:34 | 0.408sec